Вахау принимает бой

Андрей Ковалев

Фотографии

Глеб Короленко

Автор

9 июля 2019

Один из самых независимых винных регионов мира, Вахау, собираются классифицировать. На пороге вступления Вахау в DAC, мы побывали в гостях у двух ярчайших звёзд региона: Эммериха Кнолля и Лукаса Пихлера

11 ноября 1805 года в 8 утра войска Наполеона перешли Дунай и ударили по армии Кутузова, стоявшей под Кремсом. Третья коалиция отступала всё дальше в сторону Вены. Русские войска и их австрийские союзники шли вдоль Дуная, гонимые 150 тысячами наполеоновских солдат. Под Унтер-Лойбеном русско-австрийская армия сразилась с бойцами корпуса Мортье под проливным дождём, постепенно превратившимся в снег. Австрийцы и русские воевали спиной к спине до последних сил. Бой, в котором погибло около 8000 человек, продолжался до 9 вечера. Когда стемнело, оба маршала приняли решение прекратить военные действия: армии были измотаны до предела. Сражение при Кремсе — одна из самых кровопролитных битв в истории наполеоновских войн. Наполеон называл её «резнёй под Кремсом».

Буквально через неделю, 20 ноября, русские войска увидят небо Аустерлица. Сейчас на той земле, где два столетия назад звенела булатная сталь, на том же поле между Дюрнштайном и Лойбеном, где тысячи человек протыкали друг друга острыми предметами, стоят виноградники. Стояли они и тогда, но наблюдали за резнёй с террас, которые построены на крутых склонах Дунайской долины 2000 лет назад. Эти балконы занесены в список наследия ЮНЕСКО и формируют одни из драгоценнейших в мире терруаров для рислинга и грюнера. В низине, ближе к реке, где разворачивался основной этап битвы, расположен участок Klostersatz, на котором хозяйство F.X. Pichler выращивает грюнер вельтлинер для линейки Federspiel. 

Уникальная классификация вин региона Вахау по стилям
  • Steinfeder — это травка, мягкая и деликатная, растущая на склонах Вахау. Вина категории, названной в её честь, — наиболее лёгкие и душистые, с содержанием алкоголя 11%. Несмотря на лёгкость, вина Steinfeder, одобренные Vinea Wachau, обладают шармом и ярким, очаровывающим букетом.
  • Federspiel. Название категории связано с соколиной охотой, которая была очень популярна в своё время в Вахау. К ней относятся вина более тельные и зрелые, чем Steinfeder, с уровнем алкоголя 11,5–12,5%. Это «средний класс» Вахау. Главное определение для них — элегантные.
  • Smaragd означает изумруд, и так же называют ящерку с зелёной спинкой, ставшую эмблемой этой категории. Здесь имеются в виду драгоценные вина с лучших виноградников. А лучшие виноградники Вахау — те, что выше по склонам и где больше солнца: на таких участках, между рядами лоз как раз и любят греть свои изумрудные спинки ящерки. Крепость вин этой высшей для Вахау категории — минимум 12,5%. Они абсолютно сухие и должны обладать всеми лучшими качествами: глубиной, мощью, концентрацией, минеральностью, идеальным балансом и потенциалом развития не менее 25 лет. Они проходят жесточайший контроль качества.

Туман над Дунаем — явление очень частое. Именно он в конце сезона способствует развитию ботритиса.

Переход в неположенном месте

Вахау — один из самых престижных винодельческих регионов мира и один из самых противоречивых с точки зрения законодательства. 20 лет назад, когда Австрия собралась перенять опыт мировых винных держав и установить систему контроля виноградников по происхождению, что-то пошло не так. Германцы решили привить своим виноделам романскую систему, но не довели дело до конца. Уровень классификации DAC должен был стать эквивалентом итальянского DOC или французского AOC, но дальнейшего дробления на вилляжные, коммунальные и «крюшные» виноградники не последовало.

Первым DAC Австрии стал в 2001 году Вайнфиртель, крупнейший регион страны, занимающий почти 14 000 гектаров. В нём были десятки стилей, сортов и направлений, но легитимным вином из Weinvertel DAC признали только лёгкий, свежий и ароматный грюнер вельтлинер. Автоматически все виноделы этого огромного региона, которые делали что-то иное, выпали из классификации. Переход не удался. Предшествовала этой системе традиционная немецкая, состоявшая из трёх уровней, от Landwein до Prädikatswein с последующим разделением на уровни по содержанию сахара в ягоде. Она осталась и используется наряду с DAC. Если прибавить к этому систему, придуманную организацией Traditionsweingueter, которая разделяет «крюшные» виноградники Дуная на Erste Lage, а затем заглянуть в традиционную классификацию региона Вахау из трёх уровней, Steinfeder, Federspiel и Smaragd, становится дурно. Всё это сожительствует в Австрии одновременно. Даже сами виноделы буксуют в своих классификациях.

До недавних пор регион Вахау был подарком сомелье, все знали: он не входит в систему DAC, а имеет собственную классификацию с картинками, похожими на татуировки. Оставался бы Вахау и дальше уникальным, бунтарским конгломератом дунайских виноделов, всем было бы легко, но нет. 2019-й год войдёт в историю, как первый урожай в Wachau DAC.

Святой Урбан

Франца Ксавер Пихлер

Дом F.X. Pichler назван в честь Франца Ксавера Пихлера, отца Лукаса, который в начале 70-х годов унаследовал три гектара виноградника со столетней фамильной винодельни. Франц Ксавер, который сделал марку Pichler культовой и во многом повлиял на светлое будущее грюнера в Вахау, до сих пор работает на виноградниках, но даже не заглядывает на винодельню, где всеми давно заправляет Лукас. Вина «F.X.» все уважаемые критики считают безупречными, а на суперсовременную винодельню приезжают поглазеть винные туристы со всего мира. Интересно, что сына Лукаса, которому скоро исполнится три года, тоже зовут Франц Ксавер, а его самокат и игрушки были замечены в ферментационном цехе.

Уровень, так сказать, олдскульности вин Кнолля ярко выражает этикетка, которую семья использует с 1960-х годов. На ней изображён покровитель виноделов и виноградарей, святой Урбан. Участки Кноллей расположены на 19 гектарах самых важных с точки зрения местных терруаров виноградников. Эммерих Кнолль III — представитель третьего поколения уважаемой винодельческой семьи, которая известна своими винами, приготовленными в традиционном стиле. В Вахау Кноллям принадлежит ресторан с 400-летней историей. Он называется Loibnerhof Familie Knoll. 

Лукас Пихлер

Вино для начитанных

Пасмурно, туман. Мутный после проливных дождей Дунай слегка поднялся из берегов и очень быстро течёт в сторону Вены. На фотографиях течение разглядеть сложно, в реальности оно очень мощное: корабли, поднимающиеся вверх по реке, гудят моторами на повышенных оборотах. Лойбен и Дюрнштайн — крохотные деревушки, и сейчас там нет ни души. Игрушечные домики, будто бутафорские, по идее, должны быть центром жизни, но ни в одном из них даже не горит свет. Лозы рислинга и грюнера стоят, нахохлившись, на своих террасах. Тут и там видны маленькие кисточки будущих гроздей. Скоро виноградари будут делать зелёный сбор, но в данный момент несколько человек в костюмах, похожих на одежду чернобыльских ликвидаторов, опрыскивают лозы смесью серы и апельсинового масла.

Лукас, представитель пятого поколения винодельческой династии Пихлеров, — кудрявый, высокий и по-спортивному худощавый мужчина, сидит за рулём пикапа. «Поскольку мы придерживаемся правил органического виноделия, мы очень ограничены в средствах ухода. Серой и медью с апельсиновым маслом мы орошаем лозы в дождливую пору, потому что нависает угроза милдью и оидиума. Масло нужно, чтобы удерживать вещества на лозе, иначе их смывает дождь», — рассказывает он.

В молодом возрасте вина Лукаса настолько прозрачны, кристальны, выверены и вычищены, что мало кто сможет найти к ним подход. Нужно иметь нос ищейки, чтобы вынюхать в его молодых грюнерах нюансы белого перца, травы и яблочного фреша, даже ледяной берёзовый сок в этом смысле откровеннее. Зато с возрастом, будто заранее просчитанные на какой-то точной до атома машине, эти вина развивают настолько интеллектуальную, сложную и понятную только «начитанному» дегустатору ароматику, что они не поддаются простому анализу. «Я не люблю делать простые вина», — скажет он мне позже на дегустации. На приборной панели пихлеровского джипа лежит оружейного вида старый, железный бинокль. Под облупившейся краской виднеется заводская надпись: Swarovski. Чёткость в деталях. 

F.X. Pichler. Grüner Veltliner Smaragd Durnsteiner Грюнер вельтлинер вилляжного уровня. Дюрнштайн — название деревни, вокруг которой стоят виноградники. Соседнее «вилляжное» наименование — Loibner в честь соседнего населённого пункта Лойбен. Для производства вина используют грозди с виноградников, возраст которых не превышает 10 лет. Около 50% из них — с равнинных участков, остальное — с террас. Категория Smaragd говорит о том, что это вилляжное вино высочайшего качества. В молодом возрасте раскрывается тонами белого перца, сухой луговой травы и яблочного фреша.

F.X. Pichler. Sauvignon Blanc Smaragd. Совиньон блан — это небольшой эксперимент Пихлеров. Под него отведено не более 1% виноградников. Лукас готовит совиньон в насыщенном луарском стиле. В этих винах много дуба, много батонажа и жирности. Очень редкий совиньон из нетипичного региона.

Беглая река

По дороге из Кремса в Дюрнштайн я заметил, что Дунай каким-то чудесным образом протекает выше, чем полотно из асфальта, по которому едут машины. Я родился в Петербурге и с детства знаю, что рекам, на которых живёшь, нужно показывать, кто здесь хозяин. Здесь, похоже, совсем другая философия. Дунаю, как священной индийской корове, позволяют делать всё что угодно. В 2002 и 2013 годах здесь были так называемые Вековые потопы. Да, между ними промежуток всего 12 лет, но они действительно были вековыми: в самые кризисные моменты над главной дорогой в Дюрнштайне было 2,5 метра воды, а что было в винных погребах, лучше себе не представлять. Виноградникам на террасах этого не понять, а на равнине после такого выживают только старые лозы, вот почему их так ценят в регионе. 

«Эммерих! Эммерих!» — Эммерих Кнолль что-то кричит своему сыну по-немецки, после чего поворачивается ко мне: «Старые лозы лучше только с технической точки зрения. Они лучше держатся за землю и в экстремальных условиях они выживают, а в не очень удачные годы дают стабильный урожай. Да, за молодыми нужно больше следить, но если ты за ними правильно ухаживаешь, можно получить вина такого же уровня, как и со старых. Теоретически можно делать Smaragd с лоз для Federspiel». Винодельня Knoll находится в десяти минутах хода пешком от F.X. Pichler, но я ехал туда на машине, потому что над Вахау таки разразился дождь. Эммерих Кнолль — винодел в третьем поколении и во всех смыслах большой человек: у него рост под два метра и должность председателя Vinea Wachau, местного винодельческого союза. В его семье принято называть всех мальчиков Эммерихами, поэтому передо мной стоит Эммерих III, а в соседней комнате играет Эммерих IV. Кнолль показал мне погреб, в котором стоят лужи после недавнего разлива Дуная.

Эммерих Кнолль

Эммерих Кнолль: "Винодельня — это место, где мы теряем, а виноградник — где выигрываем. Нужно чётко понимать, чем ты хочешь пожертвовать на винодельне.
Мы с Лукасом соседи, и мы делим между собой много виноградников, но если мы договоримся и решим сделать одно и то же по стилистике, уверяю вас, получится два совершенно разных вина.
Тем, кто любит пить вино и получать удовольствие, я советую наши вина с участков Kreutles и Loibenberg. Schutt и Pfaffelberg — это вино для винодела, вино для сомелье.
Чтобы понять австрийскую винную классификацию, нужно в первую очередь выпить побольше вина. Это придаст вам сил".
Братья по оружию

Всего в Вахау 124 отдельных виноградника, а между Дюрнштайном и Лойбеном, где живут и работают Кнолль с Пихлером — 28 участков с собственными названиями. На некоторых из них лозы обоих виноделов соседствуют, как, например, на Келлерберге и Лойбенберге, но есть у каждого из них и уникальные виноградники, например Кнолль гордится своим Пфаффенбергом, который относится к региону Кремшталь и принадлежит его семье уже 110 лет. Один из знаменитых и самых терруаристых виноградников, Келлерберг, расположен на вершине горы и славится своим аллювиальным бутербродом почв: гнейс, сланец, гранит, известняк — всё вместе. Благодаря нисходящим потокам холодного воздуха там получаются одни из самых утончённых рислингов и грюнеров в регионе, но и здесь всё непросто. Поскольку у виноградника несколько вариантов экспозиции, в его южной части, где расположен участок Пихлера, получаются более концентрированные, насыщенные вина, а на юго-востоке — более кислотные и изящные, там работает Кнолль. Самые яркие и понятные широкому потребителю рислинги получаются с большого участка Лойбенберг, который возвышается над Лойбеном и занимает 32 гектара. Там в почвах присутствует всё тот же гнейс, но есть ещё и лёсс, песчаник с известняком, который отлично прогревается и весь сезон отдаёт тепло лозам. 

Кнолль и Пихлер — самая яркая парадигма стилей вина в этой части Вахау. Пихлер делает вина очень утончёнными и элегантными, почти безвесными, не любит ботритис и избегает бочек, боится высокого алкоголя и проводит сбор за несколько подходов, Кнолль — представитель старой школы, поэтому долго держит на осадке и собирает виноград поздно, часто использует дуб и работает с ботритисом. Их стили противопоставлены друг другу очень ярко, хоть их семьи и работают бок о бок на этих виноградниках веками.

Доктор Пихлер

Чтобы получить разрешение на строительство новой винодельни, Лукас Пихлер ходил по местным инстанциям два с половиной года. «У нас был слишком современный проект для этих краёв, многим не нравилась идея создать что-то настолько новое, они считали, что это идёт вразрез с наследием Вахау», — говорит он. Построив это хайтечно-модернистское сооружение, Пихлер бросил вызов не только местному укладу, но и самому Дунаю, который, разливаясь, хозяйничал в глубоких погребах его родового хозяйства веками. «Единственное похожее на нас здание в округе — это пожарная станция. У них тоже плоская крыша», — продолжает он. «Если не знать, что это винодельня, можно подумать, что внутри супермодный тренажёрный зал», — шучу я. «Честно говоря, мы внутри так часто поднимаем тяжести, что это почти правда», — смеётся в ответ Лукас.

Внутри почти операционная стерильность. Техники виноделия Пихлера просты, но отлажены, как движения хирурга за работой. Виноград собирают с каждого участка по 3–4 захода, чтобы поймать идеальную зрелость, его триажат вчетвером, а потом отправляют в пресс и на мацерацию. Для вин уровня «смарагд» она длится 8–12 часов, а для топовых этикеток, вроде Unendlich — от 12 до 24. Серу на винодельне используют только перед разливом по бочкам, все остальные стадии проводятся в холоде. Для этого винодельня оборудована огромным рефрижератором. «У нас нет проблем с оксидацией. Мы считаем, она наоборот, полезна, она придаёт винам цвет и характер. Я не хочу, чтобы мои вина были слишком зелёными, они изначально задуманы для долгой выдержки. Вот почему я не хочу сохранять свежесть и фруктовость, не гонюсь за ней. И, кстати, поэтому мы не используем серу во время приёмки винограда. Когда очень жарко, мы можем подсыпать сухого льда, вот и все предосторожности», — говорит Пихлер. 

F.X. Pichler. Grüner Veltliner Smaragd Durnsteiner. Грюнер вельтлинер вилляжного уровня. Дюрнштайн — название деревни, вокруг которой стоят виноградники. Соседнее «вилляжное» наименование — Loibner в честь соседнего населённого пункта Лойбен. Для производства вина используют грозди с виноградников, возраст которых не превышает 10 лет. Около 50% из них — с равнинных участков, остальное — с террас. Категория Smaragd говорит о том, что это вилляжное вино высочайшего качества. В молодом возрасте раскрывается тонами белого перца, сухой луговой травы и яблочного фреша.

F.X. Pichler. Unendlich Riesling Smaragd, F.X. Pichler. Топовый рислинг хозяйства. Собран с лучших участков виноградников Kellerberg, Loibenberg и Hohereck. Ферментация проходит в 3500-литровой бочке из старого дуба, после чего проводят 10-месячную выдержку на осадке. Один из лучших рислингов в мире с огромным потенциалом к выдержке: более 50 лет.

Сок по Паркеру

Однажды Роберт Паркер сказал о винах Пихлера: «Это Château Latour, Domaine de la Romanée-Conti, Domaine Zind-Humbrecht, Sandrone и Хелен Тёрли региона Вахау». Когда я процитировал это Лукасу и спросил, согласен ли он с этим утверждением, он сделал вид, что не услышал вопроса. Лукас продолжал говорить о винодельне: «У нас высокие и тонкие чаны. Такой формой мы преследуем сразу две цели. Во-первых, так легче их мыть, под воздействием гравитации вода стекает к низу под более высоким давлением. Во-вторых, это простейший способ экономить пространство». Ради чистоты на винодельне создано очень много интересных девайсов, например, приспособление для мойки чанов паром. С помощью парового потока система нагревает чан до 90 градусов и таким образом его стерилизует. «Видите, как здесь много окон? Они не только для красоты. Когда мы моем чаны, через открытые окна выходит пар». 

Мы покидаем ферментационный цех и, минуя герметичную дверь, попадаем на склад. В углу стоят странной формы бутылки с мутноватой жидкостью. Лукас ловит мой взгляд и поясняет, не дожидаясь вопроса: «Это сок из гельбер мускателлера. С недавних пор мы запустили новую марку Mini Fx и разливаем сок по винным бутылкам. Сначала я делал его для друзей и коллег, чтобы пить вместо магазинного лимонада, но когда на сок появился огромный спрос, мы решили сделать его отдельной маркой». Пихлер позволяет себе такие шалости, как лёгкий троллинг узколобых винных критиков, как шуточная симфония Моцарта, но он совершенно точно знает о своём месте в мировом винном контексте. Когда Пихлер дал мне брошюру о своей винодельне, на первой же странице я увидел ту самую цитату Паркера, набранную жирным шрифтом.

Лукас Пихлер: "Мы работаем по органике с 2016 года. 16 из 20 гектаров наших виноградников — 100% органика. Исключение — участки, которые стоят в горах. Наверху, где бывают заморозки, это не всегда получается.
На этих землях сражался какой-то очень важный генерал из России и французский полководец Мортье. Здесь русские вместе с австрийцами вместе разгромили французов.
Поскольку холодный воздух тяжелее, ночами он скатывается из леса, с гор и отправляется в путешествие по Дунаю. Мы находимся в восточной части Вахау и у нас уникальный климат, совмещающий эти холодные массы воздуха с тёплыми ветрами с Паннонской равнины. 
Нам приходится продвигать свои вина в мире. Страна, в первую очередь известная своими винами, — это Франция. Нас же больше знают из-за музыки".

Исторический погреб Кноллей. Тоннель ведёт в новую винодельню, которая расположена в соседнем доме

Грубая сила вина

Дождь за окном усилился и превратился в ливень. Огромная собака Кнолля привалилась мне на ногу своим мохнатым задом так, что я не могу пошевелиться. Она как бы заставляет меня слушать хозяина и не рыпаться. Впрочем, я и сам не спешу покидать этот уютный дом, тем более в предвкушении дегустации. У Кнолля отличный английский, а сам он жестикулирует и держит спину прямо. «Говорят, вы традиционалист?». Эммерих задумывается ненадолго, потом отвечает: «Они действительно так говорят?». Я утвердительно киваю. Проходит ещё несколько секунд. «Пожалуй, они правы, — наконец продолжает Кнолль. — Быть традиционалистом не значит делать то, чего не делают все окружающие. Скорее, смысл здесь в том, чтобы знать, чего ты точно делать не будешь». 

Кнолль — не то чтобы представитель винного олдскула, он не использует музейные технологии, чтобы поймать на этом хайп, скорее наоборот, он не стремится быть звездой, у его винодельни даже нет своего сайта. Эммерих просто делает то, что называется «тёплое и ламповое»: сбор винограда идёт со всего участка, даже если какие-то части его недозрели, гребнеотделение не приветствуется, пресс-фракция от самотёка тоже не отделяется, а дрожжи, на которых разбраживают, — устойчивы к высокому алкоголю и температурам. Ферментирует Кнолль долго и горячо: 25–26 градусов за 10 дней. Ботритиса Кнолль не только не стесняется, а даже приветствует. У него есть линейка Vinothekfullung, где рислинги и грюнеры позднего сбора разгуливаются до 14,5–15% алкоголя. «Во время урожая у нас всегда два варианта: собрать до ботритиса, либо расслабиться и дождаться, когда он войдёт в полную силу. Эта линейка для тех немногих, кто по-прежнему уважает грубую силу в вине. Сейчас таких людей всё меньше». 

Weingut Emmerich Knoll. Blauer burgunder

Weingut Emmerich Knoll. Riesling Ried Pfaffenberg Steiner Selection. Пфаффенберг — этот уникальный виноградник принадлежит Кноллям уже 110 лет, но в регион Вахау не входит. На бутылке вы не увидите признаки классификации этого региона. Виноградники стоят на гнейсе, граните, сланце и лёссе. Это вино с возрастом развивает те самые резиново-топливные тона, которыми знамениты классические рислинги. 6–8 месяцев на осадке в дубе и стали. Чистое выражение стиля Кноллей.

Мой DAC — мои правила

Организация Vinea Wachau, в которую входят все важные виноделы региона, долго сопротивлялась вступлению в DAC, но австрийское правительство всё-таки продавило консорциум. Нельзя сказать, что все относятся к грядущим переменам положительно, скорее, смиряются с их неизбежностью. Для Вахау, как для одного из самых аутентичных и самостоятельных винодельческих регионов вина, важно сохранить систему «штейнфедер-федершпиль-смарагд» и все свои уникальные стилистики в рамках одного DAC, но, как показывает практика конвертации предыдущих регионов, вхождение в DAC лишает регионы аутентичности.

«Мы с Vinea Wachau всегда стояли поодаль от винного законодательства, но мы не можем игнорировать тот факт, что все виноделы страны подотчётны правительству. Законы говорят, что рано или поздно все регионы должны пройти эту классификацию и мы не исключение», — говорит Лукас Пихлер. Мало кто из местных виноделов знает, как будет система взаимодействовать с уже установленными законами внутри региона, но доподлинно известно, что названия виноградников можно будет писать только на винах из рислинга и грюнера. На десятках виноградников, расположенных вдоль Дуная, производят вина из 17 сортов, но только вышеупомянутые два будут удостоены «крюшной» отметки.

Председатель Vinea Wachau Эммерих Кнолль считает, что это как раз позитивная перемена: «Мускателлер из Вахау не может встать на высшую ступень классификации, потому что этот уровень должен быть зарезервирован за важнейшими сортами региона. Все остальные могут быть коммунального уровня, с названием деревни, разве так не проще? Коллеги из Вайнфиртеля, наверное, скажут: «Вы губите нашу идею на корню». У Вахау уже готов ответ: «У нас будет официально разрешено 17 сортов, потому что мы вступаем в DAC все вместе, а не по отдельности. В аппелласьоне останется 95% производителей вместе с их уникальными стилями и сортами». 

Поле той самой битвы сейчас — виноградник Klostersatz. Вдали — монумент её воинам

По ком звонит колокол

У подножия виноградника Келлерберг, одного из самых драгоценных в этой части Вахау, стоит памятник солдатам, погибшим в Кремсском сражении 1805 года. В той битве не было безусловного победителя, им не стал ни Кутузов, ни наполеоновский маршал Мортье. Хотя победителями считали себя оба главнокомандующих. В русских учебниках истории пишут, что это первый провал Наполеона, во французских — наоборот, что у России и союзников в тот день отвоевали Дунай.

На памятной стеле, которая возвышается над лозами, изображены гербы участвующих в сражении стран. Под российским написано по-нашему: «Храбрым воинам Франции, Австрии и России». Наполеон попытался насадить в здешних местах романскую культуру, но ему это не удалось, зато с точки зрения виноделия эта часть германского мира — предельно французская. Разумеется, регион сможет выстоять под натиском DAC, а может, даже и станет сильнее, недаром спустя двести лет на бывшем поле брани стали делать одни из лучших вин в мире.

  • Андрей Ковалев

    Фотографии

    Глеб Короленко

    Автор

  • 09 July 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari