Sustainability is dead?

Илья Кирилин

Автор

Софья Мироедова

Иллюстрации

1 июля 2019

Пытаясь вникнуть в природосообразное виноградарство и виноделие, такое правильное и чистое, Илья Кирилин решил посмотреть, что происходит в сфере Sustainability за пределами мира вина, — и ужаснулся.

Сюжет «Эрин Брокович» повторяется. Суд присяжных в Калифорнии присудил рекордные $2 млрд семье Пиллиод. Ответчик — компания Bayer, которая с июня 2018 года владеет небезызвестным Monsanto. Причина — средство по борьбе с сорняками Roundup, содержащее глифосат, который, по мнению суда, привёл к развитию лимфомы Ходжкина у супругов. Bayer отрицает обвинения, ссылаясь на решение американского Агентства по охране окружающей среды, что глифосат безопасен при осторожном использовании. Обвинение отвечает решением ВОЗ* 2015 года, по которому пестицид «вероятно, канцерогенен для людей».

Американцы обнаружили вещество в 19 из 20 сортов вина и пива, среди них образцы Beringer и Barefoot. Следы нашлись даже в органических винах, что, по мнению учёных, подтверждает неконтролируемое распространение вещества. Споры о его вреде продолжаются, а мы на всякий случай напоминаем дачникам, что глифосат содержится в «Раундапе», «Глифоре», «Торнадо» и «Урагане».

Экологическое движение родилось из споров и борьбы. В 1962 году биолог Рейчел Карсон выпустила книгу «Безмолвная весна», где описала негативные последствия синтетических пестицидов, в особенности ДДТ, он же дуст, на окружающую среду. Работа оказалась крайне популярной, химические компании быстро осознали опасность общественного мнения и пошли в атаку. До выхода книги в печать прозвучали угрозы исков, после Карсон обвинили в «желании нанести ущерб американскому сельскому хозяйству» и в том, что она «возвращает к тёмному средневековью, и землёй снова завладеют насекомые, болезни и паразиты». Не забывали подчеркнуть, что автор женщина, к тому же незамужняя, уж не коммунистка ли она? Зелёные выиграли, США в 1972 году запретили ДДТ, зародилось экологическое движение. Производители пестицида в лице компании DuPont затаили обиду.

И через 50 лет битва не окончена. Правые консерваторы создали сайт RachelWasWrong.org, где обвиняют Рейчел в разжигании страха и ненависти к химической промышленности. Её фактически обвиняют в геноциде, ссылаясь на то, что с 1972 года малярия унесла огромное количество жизней, а всё из-за отсутствия дуста. О том, что ДДТ не был запрещён в странах, где активна малярия, а комары отлично адаптируются, обвинители не слышали, как и о том, что Карсон выступала не за запрет, а за осторожное использование и информирование населения об опасности.

По правилам современной информационной войны атакующим нужна не только пехота в лице блогеров и «говорящих голов», но и тяжёлая артиллерия — учёные. Академическое сообществе солидарно по вопросам изменения климата, но всегда найдутся те, кто не прочь увидеть несколько сотен тысяч долларов на своём счету. Сражение ведётся на всех фронтах, нам тоже не избежать атак. Профильная пресса пишет о докладе профессора UC Davis Роджера Болтона. Учёный сетует, что самым очевидным средством сократить углеродный след виноделия было бы внедрение уже известной технологии по захвату выделяющегося во время ферментации CO2. Ферментация по сути — это процесс с нулевым выбросом двуокиси углерода. Лоза использует CO2 из атмосферы, в результате фотосинтеза трансформируя его в сахара, которые на винодельне превращаются в алкоголь и тот же самый CO2. Получается замкнутая система, если убрать небольшую часть углерода, которая остаётся в одеревеневших частях лозы. Но ферментация — лишь одно звено производственной цепочки, нельзя забывать о тракторах и прессах, бутылках и перевозимых контейнерах, затратах на маркетинг и перелётах виноделов. Так что вперёд, Мигель Торрес (Miguel Torres) и его эксперименты по альтернативному использованию захваченного углекислого газа.

Частое употребление «CO2» привлекло профессиональных троллей. Тактика проста — азбучные истины вперемешку с лженаучными утверждениями и ссылками на работы «учёных». Один из них — австралийский геолог Ян Плимер (Ian Plimer). Он отрицает влияние человечества на изменение климата, повторяет, что вулканы выбрасывают больше CO2, чем человечество (на самом деле мы обгоняем вулканы в 130 раз), а потепление остановилось в 1998 году (без комментариев). Свои мысли он повторял на конференции климатических скептиков Copenhagen Climate Challenge, организованной консервативной лоббистской группой Committee for a Constructive Tomorrow. Угадайте, кто в числе спонсоров? Нефтяные корпорации Chevron и ExxonMobil. 

Старорежимные корпорации играют сразу на двух полях, продвигая противников факта изменения климата и выстраивая свой имидж «зелёной» компании. Помогает им в этом концепт sustainability. Ни одна компания, торгующаяся на бирже, не обходится без ежегодного sustainability report с красивыми графиками, сочными фотографиями тропических лесов, детей в развивающихся странах Африки, Азии или Латинской Америки и улыбающихся сотрудников всех полов и цветов кожи. Доклад ExxonMobil — отличный образец. Риски от изменения климата, впервые официально признанные компанией лишь в 2014 году, стоят аж на втором месте. Нефтяники докладывают, какого количества выхлопов парниковых газов они «избежали» (не сократили, а избежали! Именно в такой формулировке). В отчёте ни слова о том, что с 70-х годов компания знала о негативном воздействии углеводородов на изменение климата, а в одном из секретных докладов 1982 года даже чётко спрогнозировала повышение температуры на 2 градуса от доиндустриального уровня к 2060 году (Shell в не менее секретном докладе 1988 года спрогнозировали 2030 год) и катастрофические последствия оного. Не упоминается и то, как в 1989 году Exxon взяла на вооружение тактику сокрытия фактов и подпольного вредительства, финансируя группы, отрицающих изменение климата. Схожей стратегии придерживались в DuPont, где никак не могут простить потерю прибыли за ДДТ.

К сожалению, концепция sustainability и устойчивого развития в теории звучит замечательно, но на практике принимает не лучшие формы. Охватывая сразу три аспекта — экологический, социальный и экономический, она становится слишком пространной и излишне доверчивой к своим приверженцам. До тех пор, пока Monsanto и его преемник Bayer выпускают sustainability report, у идеи нет ни настоящего, ни будущего.

Мы, простые люди, отказываемся от пластика, разделяем мусор и переходим на гибриды, думая о вкладе в спасение планеты. Сильные мира сего продолжают свою игру, прикрываясь докладами о sustainability и гуманитарными инициативами. Настало время для новой экологической революции!

Вино месяца: Terlan BAM!

Можно разочаровываться в организациях и сертификатах, но не в людях. Бенуа Тарлан — виноградарь в 12-м поколении, ему не нужны ни синтетические удобрения, ни мистические ритуалы биодинамистов, ни наклейка с зелёным листочком от брюссельских бюрократов. В его арсенале травы и настои, феромоны и микроорганизмы всех мастей на виноградниках. В не самой великой долине Марны ему удаётся превзойти любые гран крю. BAM! — шампанский ассамбляж будущего, пино блан, арбан и пти мезле, которые держат кислотность даже в самые жаркие годы. Непривычно, нетипично, но у­влекательно.

  • Илья Кирилин

    Автор

    Софья Мироедова

    Иллюстрации

  • 01 July 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari