Несказочная жизнь в Бордо

27 июня 2019

Покупка винного дома может показаться сказкой. Трактор, солнце, бочка и вечно счастливый винодел, — фотографии в соцсетях собирают все лайки с комментариями «как бы я хотел вот так на воздухе, на свободе»... Но реальность не так радужна. Об опыте своей семьи в Бордо рассказывает Наталья Зингеренко.

Приобретение винодельческого хозяйства — серьёзный шаг, который заставляет вас полностью поменять жизнь. Осознание факта, что «сказка» — это тяжёлый сельскохозяйственный труд, в который вовлечены все члены семьи, приходит не сразу. Только полное погружение даёт понимание абсолютной персонификации бизнеса и невозможности развиваться при помощи найма высокооплачиваемого персонала. Потребитель ждёт Винодела и историю в бутылке. Ведь через вино мы делимся нашей энергетикой, каждый миллезим — это прожитый год, полный событий, разочарований и побед.

Наша история началась с поездки в Бордо в 2009 году. Мы отправились в самый известный винный регион, чтобы на несколько дней погрузиться в мечту. Остановились в Антр-де-Мер в хозяйстве, на тот момент выставленном на продажу, и влюбились в регион и его вина с первого бокала великого бордо. 

Мы представляли, как будем ухаживать за лозами и радоваться солнцу, растить нашего сына, которому тогда не было и года, впитывая красоту окружающей природы.

После года поисков мы нашли своё счастье на правом берегу в 20 километрах от Сент-Эмильона. Хозяйство полностью соответствовало нашим представлениям о счастливом семейном бизнесе: с роскошной жилой частью и достаточно весомой бизнес-составляющей.

Первые годы мы безрассудно инвестировали в хозяйство, в маркетинг, в придуманное нами светлое будущее. Благо было что инвестировать: мы были абсолютно уверены в том, что это будущее вот-вот настанет. Но потом стало понятно, что государство иностранным инвесторам не товарищ, наш наёмный директор приобрёл новый Porsche (как это обычно бывает), а вино как не продавалось, так и не продаётся несмотря на серьёзные усилия и немалые вложения.

Станислав и Наталия Зингеренко с 2010 года владельцы Château La Favière (21 га в Bordeaux Supérieur AOC)

Решение было принято, и, окончательно оставив родные пенаты, мы всей семьёй отправились покорять Бордо и французское виноделие. И началась совсем иная жизнь. Мы уже хорошо освоили французский — без языка бизнес во Франции лучше и не начинать, тем более винный. Муж полностью взял управление хозяйством в свои руки — со всем напором, принятым у нас в России.

Дети (их у нас уже стало двое) пошли в деревенскую школу. Соседи перестали спрашивать, нравится ли нам проводить каникулы во Франции, поняли, что каникулы не могут длиться вечно. Регулярные дни открытых дверей и ежегодные джазовые концерты позволили наладить отношения с коммуной.

Бизнес-составляющая трещала по швам. С­ебестоимость бутылки вина в два раза превышала её реальную стоимость на рынке в рамках нашего аппелласьона из-за раздутого штата персонала, консультантов и так далее. Предпенсионный возраст нашего энолога-консультанта, несмотря на его огромный опыт, не позволял вдохнуть новую энергию в производимый нами эликсир жизни. В общем, пришло время сокращать расходы и менять энолога. Концентрироваться не на бездумном и безрезультатном маркетинге, а на качестве продукта, его себестоимости и понимании нашего места на рынке. Практика показала, что известные нам маркетинговые технологии здесь не работают, да и высокая стоимость рекламных кампаний была не оправдана по сути винодельческого бизнеса.

Château La Favière 2016. Молодой урожай уже успел получить 89 баллов у Джеймса Саклинга, отметившего его зрелый стиль с яркой ягодностью, нюансами специй и сливы.

На рынке есть очень небольшой процент так называемых «великих вин», спрос на которые превышает предложение, и десятки тысяч хозяйств, вина которых мы и пьём каждый день дома, в ресторане, у друзей. Приобретая такое хозяйство, нужно сразу определить для себя желаемую экономическую модель. Такой выбор встал и перед нами:

— производить базовый продукт, который мы будем продавать дёшево ещё до того, как вино попадёт в бутылку, иметь минимум расходов (а равно и доходов), но максимум рисков в случае потери всего (или части) урожая по причине какой-либо природной аномалии, посещающей нас чуть ли не каждый год в той или иной форме;

— идти по принятой в регионе модели, когда часть вина в бутылках продаётся через цепочку посредников (брокеров и негоциантов): их суммарная маржа превышает вашу, но они берут на себя часть рисков, связанных с продажей вина через различные каналы дистрибуции;

— или же восстать против течения, сконцентрировавшись на прямых продажах, максимально сократив длину этой «пищевой цепочки». Такой путь самый сложный, он требует неимоверных личных усилий и очень много времени. Но это путь может принести в конечном итоге максимальные дивиденды — как в виде рентабельности, так и узнаваемости бренда.

Лёгких путей мы не искали и с огромным энтузиазмом решили совместить второй и непростой третий вариант. Новый энолог был найден, сокращение персонала и ненужных маркетинговых расходов принесло свои плоды. Акцент был сделан на качественный уход за лозами, да и вообще на работу на винограднике и в погребе. В продажах вектор движения был задан на взаимодействие с профессиональным сообществом, коллегами и выходом на так называемый Place de Bordeaux. Это собирательный образ виртуального пространства, где сосуществуют негоцианты, которые покупают вино, и куртье (брокеры), которые это вино негоциантам ищут и предлагают. Система, кажущаяся полной противоречий, существует на протяжении столетий, и уже за одно это достойна уважения. Но создавалась она под хозяйства Grand Cru Classé и максимальный эффект даёт именно для них. Если ты не родился виноделом — ты чужак, и интерес представляешь только с точки зрения особенностей биологического вида. Твои жалкие потуги делать вино никто не воспринимает всерьёз. 

Но. Месяц, два, три — настойчивость даёт результаты, через год все — с присущей французам толерантностью — потихоньку забывают, что ты русский. Ты приобретаешь вес и начинаешь осознавать, как крутятся винтики в этом непростом деле.

Сельское хозяйство активно поддерживается и субсидируется государством. Однако получить доступ к субсидиям для иностранного инвестора так же сложно, как пробежать два круга вокруг Чёрного моря, поэтому на первоначальном этапе стоит рассчитывать только на свои силы и средства. Нужно учитывать, что этот вид деятельности имеет очень длинный цикл. Так, например, на производство качественного вина необходимо закладывать как минимум три года, из которых год уйдёт на выращивание винограда, его сбор и винификацию, и около 18–20 месяцев на суммарную выдержку вина перед выходом в свет. И это если у вас уже есть плодоносящая лоза. Первый же урожай с вновь посаженных лоз можно будет собрать не раньше чем лет через пять.

Дальше можно бесконечно рассказывать про тяжёлый для любого нового бизнеса (а для иностранцев в особенности) вход в банковскую систему, отстаивание бесконечных очередей в префектуре, неповоротливость французской бюрократии. Особенно стоит отметить крайнюю медлительность всех коммерческих институтов, бизнес-процессов и даже обычной жизни в быту. Со временем к этому привыкаешь и даже признаёшь, что в этом имеется некая позитивная философия. Но после бешеных российских скоростей, когда ты привык всё получать, равно как и отдавать здесь и сейчас и всё сразу, такое изменение жизненного ритма даётся очень непросто.

Сейчас по прошествии почти десяти лет мы собрали уже восемь урожаев, прошли длинный и тернистый путь проб и ошибок и тысячу раз задали себе вопрос: «Зачем мы всё это делаем?». 

Собственными руками мы сделали вино, разлили его по бутылкам с красивой этикеткой с надписью Château La Favière, фотографиями которой делятся незнакомые нам люди в разных уголках земного шара. И это для нас основная мотивация, это несёт непередаваемое ощущение радости, ведь в каждой из этих бутылок — частичка нашей жизни. 

  • 27 June 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari