Гайоле-ин-Кьянти: терруар во спасение

Василий Расков

Андрей Ковалев

Фотографии

26 июня 2019

2017 год принёс жару, сушь, морозы, пожары, ледяные ливни и град. Серьёзно пострадали важнейшие винодельческие регионы мира. Но есть точечные исключения. Одно из них — коммуна Гайоле в регионе Кьянти Классико.

Кумулятивный эффект погодных невзгод нанёс урон в Луаре и Шабли до 70%. Кьянти Классико повезло больше: потери от весенних морозов и летней засухи составили всего лишь 20–30%. Это не катастрофа, но существенный экономический ущерб для многих хозяйств, которым придётся часть убытков переложить на потребителя. Что самое любопытное, в год, когда случились все беды, какие могли случиться, и казалось, никого не пощадил злой рок, одна из коммун Кьянти Классико не пострадала — Гайоле-ин-Кьянти. Как? Почему? Ничего другого на ум не приходит, кроме загадочного слова терруар. Терруар спас Гайоле от чрезмерного усердия звезды по имени Солнце и небывалой скупости облаков. Высота холмов? Роза ветров? Чтобы разобраться в происходящем, десант SWN высадился в месте силы — в Гайоле, историческом центре зоны Кьянти Классико, в хозяйстве Riecine. О наступлении новой эры терруара беседуем с директором хозяйства Алессандро Кампателли.

Крюшные трудности

Лавры бургундских монахов не даю-т покоя итальянцам. Зонирование (zonazione) — предмет бурных споров в Бароло, Барбареско, Монтальчино, на Этне. Но нигде они не достигают такого драматического накала, как в Кьянти Классико, куда входит 580 хозяйств, из которых 376 бутилируют вино под собственными марками. Бароло и Барбареско первыми провели титаническую работу по расчерчиванию всех своих виноградников на нечто вроде Крю — MGA (menzione geografica aggiuntiva — дополнительное географическое указание). Сколько времени пройдёт, пока они заработают в полную силу на манер бургундских с понятной иерархией от вилляжей до гран крю, одному богу известно, но процесс пошёл. Кьянти Классико, в котором впятеро больше виноградников, чем в Бароло, находится в самом начале терруарного пути.

Первый шаг, о котором мечтаю-т все доменные хозяйства, то есть те которые производят вино исключительно с собственных виноградников, — ввести коммунальные аппелласьоны. Благо, в Кьянти Классико они давно существуют административно — Кастеллина, Радда, Гайоле, Кастельнуово-Берарденга и Поджибонси в провинции Сиена; Греве, Барберино, Таварнелле и Сан-Кащано в провинции Флоренция. Крупные бутилировщики, которым выгодно сохранять статус кво и скупать виноград со всех концов зоны производства, очень неохотно сдают позиции. Они гнут свою линию в консорциуме, доказывая, что для начала надо продвинуть бренд Кьянти Классико, прочно отграничив его в сознании потребителей всего мира от просто Кьянти, а потом уже заниматься мелочёвкой. На это и кладёт все силы консорциу-м последние лет двадцать, но голос «доменных» хозяйств звучит всё громче, поскольку именно они производят культовые вина региона. В Г-айоле их немало — Castello di Ama, San Giusto a Rentennano, Riecine, Capannelle, Badia a Coltibuono, Rocca di Montegrossi, наконец, Castello di Brolio, на виноградниках которого в середине XIX века барон Риказоли отработал свой знаменитый рецепт аутентичного кьянти.

Алессандро Кампателли с командой Riecine

5 культовых вин Гайоле 
  • Castello di Ama Vigneto Bellavista (северо-запад)

Первый винтаж — 1978. Неоклассика, ясность, чистота, отдельный виноградник. 80–90% санджовезе, остальное — мальвазия нера и канайоло в зависимости от года. Антонио Галлони назвал Bellavista 1990 одним из величайших вин Италии. (98 баллов). 

  • San Giusto a Rentennano Percarlo (юг)

Первый винтаж 1983. Модерн, тяжёлые пышные формы. 100% санджовезе. Французский дуб, концентрация, экстракция, спелость. Percarlo 2006 — «легенда всех времён» по Галлони. (99 баллов).

  • Riecine La Gioia (северо-восток)

Первый винтаж 1982. Неоклассика с элементами модерна. Сегодня 100% санджовезе. Зрелый стиль, но в то же время очень элегантный, тонкий, многослойный.

  • Badia a Coltibuono Sangioveto (северо-восток)

Первый винтаж 1980. Неоклассика. 100% санджовезе. Роберт Паркер назвал Sangioveto 1985 одним из самых тонких вин Тосканы (94).

  • Rocca di Montegrossi Vigneto San Marcellino (северо-восток)

Первый винтаж 1990. Постмодерн. Крюшный санджовезе, с 2006 года в бленд входит 5% пуньителло. Сочный, концентрированный стиль, драматизированный смолой, цветами, кожей и специями.

Алессандро Кампателли, управляющий Riecine

Гайоле и потепление климата

Алессандро Кампателли: «Лето 2017 в Кьянти Классико было небывало засушливым и жарким. Сезон начался с майских заморозков. Затем последовало пекло, с мая по август практически не было дождей. В Кастеллине, например, температура держалась на уровне 40°С, не опускаясь ниже 30°С в ночные часы. Но Гайоле выстоял благодаря высоте холмов. Второй важный момент — хорошая вентиляция.

На днях у нас был третий съезд Ассоциации виноградарей Гайоле, и мы говорили о том, что заморозки, которые ударили по Тоскане в конце апреля и начале мая, практически не затронули Гайоле. В Радде, Сан-Кащано, Тавернелле была настоящая катастрофа. А у нас обошлось. Почему? Мороз опасен только, если у вас на винограднике высокая влажность. Утром на листья выпадает роса, и её схватывает мороз. На холмах на высоте выше 400 метров очень хорошая вентиляция, влаги просто нет. В Riecine ни одна лоза не пострадала от заморозка. Наши виноградники находятся на уровне 420–600 метров.

 Мы очень боялись, что виноград начнёт усушиваться на лозе, как это случилось в соседних коммунах, которые начали сбор чуть ли не в августе, чтобы сохранить кислотность. Можно было бы ожидать от вин уваренных ароматов. Но это не произошло. Алкоголь остался на уровне 12–12,5%, кислотность высокая, свежесть идеальная. Гайоле — лучшее выражение Кьянти Классико в 2017 году. Надо сказать, что высота холмов одинаково хорошо играет и в засушливый, и в дождливый год. Если ночью ливень, то на утро поднимается ветер и очень быстро высушивает крону и грозди. В Гайоле практически не бывает проблем с милдью. Даже в такие странные, контрастные года, как 2008-й, когда и холод, и жара, и дожди, и зной, терруар Гайоле балансирует эти капризы погоды.»

Откуда есть пошёл Кьянти Классико

Гайоле, Радда, Кастеллина — так называемые «терцьери», три части военно-политического союза, возникшего в конце XIII века на южной границе Флорентийской республики. Лига Кьянти (Lega del Chianti) сдерживала амбиции сиенцев, пытаясь с переменным успехом обеспечить мирную жизнь сельскому и торговому населению края. На знамёнах лиги красовался чёрный петух, гораздо более подтянутый и воинственный, чем тот упитанный gallo nero, который сегодня украшает бутылки Chianti Classico DOCG. Замки (кастелли), живописно венчающие холмы Кастеллины (отсюда и название), Радды и Гайоле — насущная оборонительная необходимость Средневековья. Эти три коммуны иногда называют Кьянти Сторико, историческое Кьянти, чтобы отделить от вдвое разросшегося Кьянти Классико редакции 1932 года. Ближайшая к Сиене Кастеллина отвечала в этом триумвирате за военную функцию, серединная Радда — за административную, самая дальняя Гайоле — за торговую. Через Гайоле проходила дорога на Рим.

Colore gaio — весёлая расцветка, la borsa gaia — туго набитый кошелёк, gaio a promesse — щедрый на посулы. Гайо — так в X веке (первое упоминание) назывался этот городок, полюбившийся торговцам, благодаря своему пограничному положению. Пережив несколько столетий междоусобных вой-н, Гайоле потерял своё транзитное и торговое значение и после падения Сиенской республики превратился в глухую провинцию. По иронии исторической судьбы, все терцьери Кьянти Сторико перешли в административное подчинение Сиене, а торжественные мессы в честь Лига дель Кьянти (возрождённой в 1970 году) проводятся сегодня в сиенском соборе Святой Катерины.

Аграрный, удалённый от торговых центров Гайоле выстрелил в середине XIX века, когда молодой Беттино Риказоли, отпрыск крупнейших и старейших землевладельцев Гайоле, увлёкся виноделием. Можно сказать, что он был для своего времени таким же прогрессивным реформатором в области энологии, как Джакомо Такис в конце 60-х, когда создавал Сассикаю. В надежде заткнуть за пояс французов, Риказоли испробовал все последние достижения энологической науки того времени и разработал формулу (до 70% санджовезе, 15% колорино, 15% мальвазии и треббьяно, которая оказалась коммерчески успешной и способствовала всемирной славе вин Кьянти. Правда, спустя сто лет она же и затормозила регион, когда была положена в основу первого регламента Chianti DOC. 

Особенности ренессанса в Гайоле

Гайоле — наиболее удалённая от Флоренции и Сиены коммуна Кьянти Классико, что повлияло на характер «винодельческого ренессанса» в этих краях. Джакомо Такис вспоминает, как будучи свежеиспечённым дипломированным энологом, получил два одинаково престижных предложения через своих научных руководителей — одно от Антинори, другое от Риказоли. Замок Бролио был на отшибе, а поместье Антинори рядом с Флоренцией, и это предопределило выбор 28-летнего Такиса, а также ход всей последовавшей «супертосканской революции». Окажись Такис в Гайоле, возможно, стопроцентный санджовезе стал бы её флагманом, а не бленд с каберне.

Гайоле удачно избежал индустриализации. Крупные бутилировщики строили заводы в других коммунах, ближе к дорогам. В Гайоле они покупали виноград. Гайольцы называют себя традиционалистами в том смысле, что все модные течения доходят до них с опозданием: международные сорта, французская система посадки лоз гуйо, баррики. Они охотно играют в чистоту стиля, закрепляя за собой ответственность за Кьянти Сторико, санджовезе и прочие автохтоны. В 80-х в Гайоле появилась целая обойма санджовезе, претендующих на культовый статус. Первым вышел кьянти с отдельного виноградника: Castello di Ama Vigneto Bellavista 1978 (90% санджовезе, 10% мальвазия нера). В 1980 Badia a Coltibuono начала выпуск Sangioveto Toscana IGT, 100% санджовезе или санджовето, как его называют в этой части Кьянти. В 1982 энолог Карло Феррини винифицировал первый винтаж La Gioia Toscana IGT для хозяйства Riecine, практически моносортовой санджовезе. 1983 — первый винтаж Percarlo Toscana IGT, санджовезе ин пурецца от хозяйства San Giusto a Rentennano, занявшего место в иконостасе Кьянти уже в конце 80-х.

При этом французские сорта тоже чувствуют себя отлично в Гайоле. Культовое мерло L’Apparita (1985) и бордоский бленд Geremia (1986) тому доказательство. Но общий настрой коммуны склоняется к автохтонам.

AVG

Ассоциация виноградарей Гайоле (Associazione di Viticoltori di Gaiole) была создана в мае 2017 года по инициативе Франческо Риказоли (Barone Ricasoli) и Эммануэлы Стукки-Принетти (Badia a Coltibuono) при поддержке Capannelle, Il Palazzino и Rocca di Castagnoli. Уже в августе в Ассоциацию вступили все важнейшие производители коммуны. На сегодняшний день это 28 хозяйств. Всего в Гайоле 51 виноградарское хозяйство. 

Пришелец с юга

Последние исследования показывают, что санджовезе не связан с аборигенными дикими сортами Тосканы. Сравнение генетических маркеров по обширной выборке сортов всей Италии показало, что он относится к южной группе. Его ближайшие родственники — калабрийский гальоппо и сицилийский нерелло маскалезе. Первое письменное упоминание санджовезе относится к концу XVI века. Скорее всего, он был занесён в Тоскану во времена Карла V, в числе корон которого была и неаполитанская. Карл V брал в долг деньги у Медичи на содержание своих армий и поддерживал с ними торговые отношения. Урожайный санджовезе прижился на новом месте, а на своей родине почему-то сошёл на нет. К началу XVIII века, когда Козимо III Медичи впервые очертил границы Кьянти Классико как винодельческой зоны, санджовезе или санджовето был главным сортом региона. На сегодня известно более 70 клонов санджовезе. 

Терруар Гайоле

Гайоле — область высоких холмов на юго-востоке Кьянти Классико, настолько высоких (400–600 метров), что это позволяет растягивать созревание санджовезе подальше в осень за счёт перепада температур. Виноградники располагаются в основном по юго-западным склонам, что обеспечивает максимальную инсоляцию. Важную функцию в Гайоле выполняет ветер, который подсушивает крону и грозди, минимизируя опасность грибковых заболеваний. Южнее Гайоле, в зоне Кастельнуово-Берарденга, холмы ниже, характер вин более открытый, спелый, фруктовый. Севернее Гайоле, в зоне Греве, холмы наоборот выше, вина кислотнее, свежее, ароматичнее, сдержанней. Санджовезе на высоте 400 метров поспевает на 10–15 дней раньше, чем на высоте 600 метров, имеет более насыщенный цвет и более плотную текстуру. Большинство виноделов предпочитает смешивать виноград с разных высот, чтобы уравновешивать характеры и делать более гармоничное вино, одновременно приветливое и долгоживущее.

Почвы в Гайоле неоднородны, но большая часть неплодородна, имеет низкое содержание глины, богата песком и галькой, что даёт отличный дренаж. Проблема последнего десятилетия — резкое сокращение запасов влаги в подпочвах. Дренаж слишком эффективно откачивает всё более скромное количество осадков, в связи с чем все острее стоит вопрос старых лоз, корневая система которых достаточно развита, чтобы противостоять засухам.

Границы Гайоле сложились исторически, поэтому о гомогенности терруара не может быть и речи. По очертаниям Гайоле чем-то похожа на Индию, она вклинивается в коммуну Кастельнуово-Берарденга словно в Индийский океан, и этот клин по характеру скорее кастельнуовский, чем гайольский. У виноградников San Giusto a Rentennano, расположенных на этом тёплом, низком наконечнике Гайоле (средняя высота 270 метров над уровнем моря), больше общего с виноградниками San Felice из Кастельнуово, чем с виноградниками Rocca di Montegrossi на северо-востоке Гайоле. Алессандро Мазнагетти, дотошный картограф итальянских терруаров, разделяет Гайоле на три субзоны: северо-восточную (Capannelle, Riecine, Rocca di Montegrossi, Badia a Coltibuono, Casa al Vento, Porte di Vertine), северо-западную (Castello di Ama, Castello San Sano, Adine, San Polo in Rosso) и южную (Castello di Brolio, San Giusto a Rentennano, Monti, Argenina).

Моника Ларнер, обозреватель Wine Advocate по Италии

Моника Ларнер: «Для меня Кьянти Классико — это книга, где каждая коммуна — отдельная глава: Сан-Кащано, расположенная ближе всего к Флоренции, имеет самый открытый характер, Греве — диковатый. В Кастеллине я нахожу классические вина, Радда меня пленяет свежестью, кислотностью, потенциалом. Гайоле даёт мне ощущение традиции, это как путешествие во времени. В Кастельнуово Берарденга — свет и простор. Вино должно рассказывать о месте своего рождения. Нам нужны новые инструменты для того, чтобы говорить о местности, и это поможет вовлекать потребителей на все более высоком интеллектуальном уровне.»

Читать по звёздам

Титаны Тосканы, Антинори и Фрескобальди, положили глаз на Гайоле, а эти семьи ничего не делают просто так. Они вкладываются в потенциал. Осенью 2017 года стало известно, что семейство Фрескобальди выкупило хозяйство San Donato in Perano на севере Гайоле на границе с Раддой. Это 250 га земель, из которых 52 га — виноградники с юго-западной экспозицией на высоте 400–600 метров, за которые Фрескобальди выложили 13,3 млн евро. Это первый официальный заход маркизов в зону Кьянти Классико. Ламберто Фрескобальди, президент семейной корпорации, уже заявил, что в 2018 году собирается выпустить вино высшей категории Gran Selezione с новых виноградников в Гайоле. Фрескобальди начали прощупывать почву ещё в 2014 году, оформив аренду на интересующий их кусок, и винтаж 2015, который оказался выдающимся для Кьянти Классико, винифицировали сами. Одновременно вместе с ними в Гайоле начали наезжать маркизы Антинори. Летом 2015-го они приобрели у группы Alimenta обширное хозяйство Castello di San Sano за примерно ту же сумму, около 15 млн евро. К замку прилагается 80 га виноградников на уровне 380–430 метров на подступах к поместью Castello di Ama. Антинори более осторожны в обещаниях, пока что виноград San Sano будет идти в их Chianti Classico.

О чём дебаты?

Если вкратце, гайолезцы хотят стать пойяком Кьянти Классико. У них все козыри на руках — терруары, идеально подходящие для санджовезе, история виноделия, уходящая корнями в десятый век, когорта «доменов», способных выставить вертикали долгоживущих вин. Но есть и важный минус — свойственный тосканцам кампанилизм. Одни считают, что сила Гайоле в том, что здесь возможно всё — и стопроцентный мерло, и стопроцентный санджовезе, и любые вариации на тему местных и французских сортов. Другие убеждены, что аппелласьон может стать сколько-нибудь заметным явление-м, только если введёт гораздо более строгий регламент, чем Chianti Classico DOCG. 

Высотность виноградников — первый предмет для дискуссий. Виноградники на уровне от 350 до 500 метров обеспечивают более длительное полифенольное вызревание, качество танинов, умеренный алкоголь, элегантность. Можно было бы ратовать за введение ограничения по высоте, но как быть с южной частью Гайоле, которая вклинилась в Кастельнуово-Берарденга, где средний уровень виноградников не дотягивает до 300 метров? Стопроцентный санджовезе — ещё один объект жарких дебатов. С одной стороны, успех Бароло и Монтальчино показывает, что моносортовая стратегия прекрасно работает на престиж. С другой — не все готовы выкинуть из ассамбляжей мерло, пти вердо, каберне фран, а колорино и мальвазию неру подавно, за них и воевать не стыдно. Делать ли ставку на крю? С введением категории Gran Selezione многие гайольцы перевели в неё свои крюшные вина, хотя регламент не обязывает делать вино с отдельного виноградника — их может быть хоть десять в разных частях Кьянти Классико, главное, чтобы в собственности предприятия. Получится ли располосовать Гайоле на мелкие виноградники и самозабвенно изыскивать тонкости терруарных различий? Вряд ли гайольцы способны на такой подвиг. Во всяком случае, не это поколение.

Гайоле по обыкновению запаздывает. Радда и Кастеллина давно уже обзавелись собственными ассоциациями виноградарей, Сан-Кащано-ин-Валь-ди-Пеза и Кастельнуово Берарденга тоже. В Греве их целых три — Панцано, Ламоле и Монтефьоралле (ростки будущего раскола?). Если большой брат — консорциум Кьянти Классико дозреет до разрешения упоминать на этикетке коммуну, из которой происходит виноград, мы получим шанс попробовать на вкус Гайоле и понять, чем он отличается от Панцано, Радды, Ламоле, Кастеллины. В самом ли деле пойяк или, может быть, марго? 

  • Василий Расков

    Андрей Ковалев

    Фотографии

  • 26 June 2019

Подпишитесь
на нашу рассылку

Подпишитесь на рассылку

E-mail рассылка

Каждый понедельник мы присылаем лучшие материалы недели

Вы подписаны!
Вы подписаны!

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari