Хозяйство

Чёрные очи Мареммы

Чёрные очи Мареммы

    записал: Василий Расков

Уже несколько лет ходят разговоры о поместье Никиты Михалкова в Тоскане, вина с названиями его фильмов появляются в ресторанах и салонах самолётов, но никто из журналистов ещё не бывал в поместье лично, чтобы «проверить, как реально обстоят там дела на местах». Это удалось редактору SWN Василию Раскову.

Полчаса гугления тосканского поместья, которое могло бы производить вино с названием Dodici, не выдаёт ничего, кроме фешенебельного замка Castello di Casole, хорошо просматриваемого издалека со всеми примыкающими лугами, оливковыми рощами, кипарисами и пологими виноградниками, снабженного пятизвёздочными полулюксами, агентством по недвижимости и суперпогребом, в котором и в самом деле производят вино с таким названием, причём только «для членов клуба», как подчёркивается на сайте. Я даже позвонил туда, объяснил про русского режиссёра Никиту Михалкова, про фильм «12» и одноимённое вино и, не встретив сопротивления, договорился о визите с девушкой по имени Джойя. На фотографиях роскошные бассейны виллы напоминали те, из которых весь в белом выходил Марчелло Мастроянни, облепленный грязью, с выловленной шляпкой в руке, и элегантно предлагал локоть Елене Сафоновой. Стоп, монтаж, резкая смена картинки. В кадре извилистая горная дорога, на которой с трудом разъедутся две машины, дремучий рыжий лес с одной стороны и обрыв, закрытый туманами, с другой. Навигатор настроен на деревню Татти, которая находится в самой глухой части Мареммы, ровно на полпути от Монтальчино до Болгери.

xxxxxxxxxxxxxxxxxx.jpgВина на дегустации в поместье
_______
Solo Dodici Maremma DOC 2013
100 % верментино, в стали
Развитый фруктовый аромат: яблоки, груши, белые персики, ананас, чуть абрикоса; сено и луговые травы. «Жаркий год, фрукты более зрелые, больше ананаса и абрикоса, чем обычно, в добавление к классическому профилю — персикам, цветам и травам. Его лучше всего выпить в ближайшие 2-3 года».
86  

Dodici Monteregio Massa Marittima 2012
50 % санджовезе, 50 % мерло
Интенсивный, зрелый сладкий аромат заджемленных ягод — спелая черешня, тёмная вишня, красная слива, черника. Высокий алкоголь компенсирован выдающимся фруктовым наполнением. Вино пьётся как чистейший, концентрированный сок вишни, ежевики, черники. Ягодно-мятно-пряное послевкусие.
87

Dodici Riserva Monteregio Massa Marittima 2010
50 % санджовезе 50 % каберне, 18 мес., баррики, ботти
Комплексный нос, лакрица, кожа, вяленые травы, хорошо встроенный дуб, умеренно животных нот, чёрные вишни, ежевика, черничное варенье, мята. Полнотелое, с достаточной кислотностью, ощутимой минеральностью, мощными танинами, требующими 2-3 лет дополнительной выдержки, плотным ягодным наполнением, вишнёво-лакрично-мятным суховатым послевкусием.
89

Oci Ciornie IGT Toscana 2012
100 % мерло, 12 мес. в нов. барриках
Классическое, интенсивно ягодное мерло Мареммы. Ароматы чистейшей спелой сливы, лакрицы и пряностей взрываются в неве­роятно сочном вкусе, богатом, плотно ягодном. Вино гладкое, ясное, шелковистое, со сливово-мятным освежающим послевкусием.
91-92

Podere la Madonna — это совсем другая история, не имеющая к кастелло никакого отношения. Это действительно усадьба, уютная, почти дачная, с двухэтажным домом на две семьи — Тувыкиных и Михалковых, владеющих ею на паях, — с верандой для длинных ч­аепитий, гостевой пристройкой для друзей, коптильней и уличной печью, детской площадкой и качелями, стоящими прямо над крутым склоном. Внизу — виноградник, чуть меньше трёх гектаров, дальше холмы, за холмами ещё холмы, где-то вдалеке — море, которое, говорят, видно в хорошую погоду. Такие же холмы, как и в самой драматичной части Кьянти Классико, только дикие, не расчёсанные со всех сторон виноградниками — первозданная красота, созданная без участия человека. И тишина.

20150222-Podere-La-Madonna-4-SWN-2683-Edit.jpg

Летом здесь кипит жизнь, куча детей, друзей, детей друзей, друзей детей, усадьба живёт, качели, мангалы, веранды, лужайки с выстриженными из кустов кабанами — всё находится в движении. После каникул гул стихает, и жизнь перемещается на винодельню, стоящую здесь же рядышком, вотчину винодела, агронома, энолога, крестьянина и директора в одном лице Анджело М­ильори.

Ангел Татти и Гоббо

Если перевести, получится, что зовут винодела Ангел, а фамилия у него — Лучший (итал. Migliori — лучшие). Сразу вспоминается фильм Медема Tierra, где главный герой Анхель, полуангел-получеловек, борется с мифичесикими мокрицами на винограднике, которые якобы делают вино слишком землистым, и разрывается между двумя прекрасными женщинами. Анджело Мильори борется с нехваткой времени и пространства. Когда проект запускался в 2011 году, речь шла о 60 000 бутылках, и Анджело спроектировал винодельню здесь же в усадьбе под заявленные объёмы. Аппетит приходит во время еды. Российский рынок легко эту порцию проглотил, и стальные чаны начали прирастать во дворе, наступать на виноградник. Новый погреб на 150 000 бутылок сейчас строится в деревне Грилли, в 30 километрах к югу, где, по совету Анджело, обновлённое русско-тосканское хозяйство приобрело свой самый крупный виноградник — Поджо Гоббо.

По дороге до Поджо Гоббо Мильори рассказывает о своей прежней карьере и двух виноградниках Podere la Madonna. Отец Анджело — виноградарь из Абруццо. Во времена повальной безработицы уехал в поисках лучшей доли в Бордо. Скопив небольшую сумму денег, вернулся в Италию, поближе к морю, в Маремму, где подыскал крошечное хозяйство и высадил виноградник в 1,5 га. «Я от отца многому научился. Его заметки я до сих пор бережно храню и перечитываю. Бордоские техники, о которых он пишет, пришли в Италию значительно позже».

Анджело 53 года, из них 35 лет он занимается виноделием. Первый серьёзный опыт он получил в Moris Farms, флагманском хозяйстве Мореллино ди Скансано. «Я участвовал в создании Avvoltore, одного из первых супертосканских вин Мареммы. С Moris Farms я объездил всю Италию, познакомился с Джакомо Такисом и Луиджи Веронелли. Это был потрясающий опыт, там я приобрёл профессиональные навыки, но мне всегда не хватало более тёплых человеческих отношений, семейности».

DSC02619.jpg

Семейным виноделом Анджело стал в два этапа. Сначала он познакомился с легендарным ювелиром и дизайнером Лорисом Абате, и двенадцать лет делал для него вино в Tenuta Baroncio: бленды на основе санджовезе, каберне и мерло, моносортовой верментино, вин санто и даже игристое по классическому методу. У хозяйства около 10 га виноградников в окрестностях Ветулонии, но известно оно не этим. Абате — страстный любитель лошадей, собственно, во время одной из конных прогулок он и набрёл на эти места, купил землю и первым делом построил конюшни, во вторую очередь дом. Сегодня лошади для конкура Лориса Абате не менее известны, чем его ювелирные и галстучные магазины, а также модный дом Mila Schön.

«Когда Марко Стефанини, который консультирует множество хозяйств в Маремме, включая Baroncio и La Madonna, предложил мне работать с русскими, я поначалу отнесся с подозрение­м. Мало ли, сегодня купили, завтра пропали. Но Марко клялся, что всё серьёзно, и в 2011 году я перешёл в La Madonna. Я ни разу не пожалел о своём выборе. Мне открылись совершенно новые перспективы. Сначала мы полностью переоборудовали имеющийся погреб. Потом Константин Тувыкин и Никита Михалков попросили меня найти ещё один виноградник. Они объяснили очень просто — мы хотим побороть Masseto. Я ответил, что невозможно приблизиться к Masseto как к бренду с мощной репутацие­й, но по качеству можно подойти вплотную. Мы приобрели Поджо Гоббо. Встал вопрос о новой винодельне. Я вижу, как Никита и Константин входят в азарт, им не всё равно, что это будет за вино, они стремятся к лучшему, и меня это очень вдохновляет. Они говорят: а давай сделаем сложное белое вино с бочковой выдержкой! Это интересная задача, я за неё берусь. Я говорю: давайте сделаем пассито, здесь земля просто создана для пассито. И мы делаем пассито. Завтра я предложу игристое (а я предложу) и уверен, что они меня поддержат, и мы закупим оборудование для игристого. Свобода сопряжена с повышенной ответственностью. Никита — великий режиссёр. Я обязан делать выдающиес­я вина».

20150222-Podere-La-Madonna-4-SWN-2529.jpg

Этрурия на ладони

На Поджо Гоббо находятся этрусские захоронения. Эта часть холма, разумеется, не засажена виноградом, она охраняется государством. Прячась в капюшон от усиливающегося дождя (февральский дождь — это просто отлично, он обеспечит запас влаги), Мильори рассказывае­т, как рыли котлован для нового погреба. Археологи следили за каждым шагом. Попадись хоть намёк на обломки древней цивилизации, пришлось бы переносить винодельню в другое место. К счастью, обошлось. Новый погреб будет введён в строй в июле 2015 года. Анджело уже видит, где будет вестись приёмка винограда, где будут стоять чаны, где тонно и баррики. «А вот здесь будет дегустацион­ный зал с потрясающим видом на Маремму. Видите холм напротив? Это Ветулония, один из двенадцати главных городов Этрурии. Там, кстати, были найдены амфоры с вином. Как построим винодельню, начну сотрудничество с университетами, доверю им археологические раскопки с той стороны Поджо Гоббо. Я думаю, очень важно знакомить не только с вином и гастрономией, но и культурой, древней историей европейской цивилизации. Вино, этруски, рыбные рестораны, море и пляжи — потенциал у этих мест огромный».

Мильори Поджо Гоббо нравится и по другой причине — по составу почв он очень похож на Болгери — скальные породы перемешаны с морскими известняковыми отложениями. Море близко, правда, Болгери находится у ровной береговой полосы, а здесь залив, поэтому эффект более мягкий. Поджо Гоббо лежит на макушке пологого холма, в этом его преимущество, он постоянно обдувается ветрами со всех сторон, что обеспечивает здоровье ягод. «Я не использую инсектициды и гербициды, но я противник так называемого «биолоджико». Если вы постоянно находитесь на винограднике и контролируете листву, вам не нужна химия, я прибегаю к ней только в крайних случаях. Лоза как человек. Если у тебя сильный иммунитет, даже самый жёсткий грипп ты поборешь за два-три дня, если нет — будешь болеть две недели, пить антибиотики. После сбора винограда лоза истощена, и я в зимние месяцы даю ей питание — компост, кормовые бобы, нужно помочь лозе восполнить силы».

Кросскультурное поместье

Анджело вспоминает, что сначала они общались с Константином исключительно на языке жестов и отлично друг друга понимали. «С Никитой ещё проще, он отлично говорит по-итальянски. С ним вообще очень просто, да, он большой режиссёр, но он всегда общается на равных. Меня поразило, насколько это широкие, весёлые, простые и внимательные люди. У нас тут есть свои стереотипы по поводу русских — жёсткость, суровость, холодность, упрямство. Ничего этого нет. Если бы все народы находили такое же взаимопонимание, как мы с Никитой и Константином, был бы мир во всём мире. Я чувствую себя частью семьи. И мне интересно здесь, в La Madonna встречаются два разных мира, две разных культуры. В чём-то они очень похожи, в чём-то бесконечно далеки, но это не мешает нам понимать и принимать друг друга. У русских есть одно огромное достоинство — вы не стесняетесь выражать чувства. За все 32 года до La Madonna я не получил столько человеческого тепла, столько благодарности, как здесь».

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ