Новый Свет

Орегон и коммунары

Орегон и коммунары

    записал: Илья Кирилин

Если спросить американских сомелье, где находится Орегон, велика вероятность получить ответ: «между Бургундией и Калифорнией». За 50 лет орегонцам в долине Уилламетт удалось не только создать свой новый мир пино, но и получить признание французов, которые после череды катаклизмов на родине отправились на разведку новых рубежей.

Хиппи-виноделы

У Орегона «особый путь» ещё со времен освоения земель штата. В 1840-50-х годах правительство давало здесь небольшие наделы всем, кто расчистит хотя бы 2 га в долине Уилламетт. Здесь так и не сложились крупные землевладения, штат не затронула золотая лихорадка, Портленд рос тихо и мирно, став постепенно американской столицей велосипедов, крафтового пива и кухни в стиле фьюжн.

Отцы-основатели орегонского пино нуар — дети свингующих 1960-х, времени борьбы за гражданские права, сексуальной революции и первого Вудстока. «Жить на доходы от земли» стало идеалом на Западном побережье. Бородатые длинноволосые идеалисты, недовольные всеобщей несправедливостью, отправлялись на орегонскую целину. Занятия сельским хозяйством они совмещали с дневной работой. В комьюнити первых орегонских виноделов были программисты и учителя, госслужащие, финансисты, и даже инженер американских горок Диснейленда. Персонал нанять было невозможно — некого, даже при наличии денег. Но и денег не было — банки кредиты не давали. В таких условиях выжить можно было только сообща: вместе доставали необходимое оборудование, получали недостающий опыт и знания в соседском погребе, дегустировали лучшие образцы пино нуар из Бургундии. Коммунары сами себя обложили налогом: $12 с каждой собранной тонны винограда шли на исследования.

DDO079.jpg

Главным съездом коммуны стала ежегодная конференция Steamboat, которая проводится по сих пор. Ферментацию иногда проводили в списанных баках из-под кока-колы, но всё равно все с улыбкой вспоминают то время: «Уилламетт 70-х была сродни Парижу 20-х годов: такого запала, молодости, энергии, да что говорить, чувственности я больше не припомню. А тут ещё выдался настолько удачный урожай 1973 года, что все сомнения развеялись и мы с уверенностью шагнули в неизвестность», — вспоминает техасец Роллин Соулс, он пришёл работать на Argyle и стал единственным виноделом в истории, который вошёл в WS Top-100 и с красным вином, и с белым, и с игристым.

Сейчас времена изменились, в долину Уилламетт пришли и громкие марки, и большие деньги, но дух взаимовыручки, по мнению одного из орегонских пионеров Дэвида Адельсхайма, остался: «Это уже не «коммунистическое общество» или коммуна хиппи, как раньше, когда мы возвращались с работы, меняли костюм и галстук на дождевик и резиновые сапоги и шли месить грязь, а вечерами собирались где-нибудь в сарае и пробовали наши первые вина, на которые мы даже стеснялись наклеивать этикетку «пино нуар». Однако даже сейчас у нас нет свойственного калифорнийцам духа конкуренции: чем лучше Domaine Drouhin или Domaine Serene продаются в России, тем лучше для всех нас».

Отец-основатель

Был в этой компании и свой «патриарх » — Дэвид Летт. Он единственный имел образование винодела и вообще первым «угадал» Орегон. В далёком 1961 году Летт по пути из Юты в Сан-Франциско, куда он ехал поступать в стоматологическую школу, заглянул в долину Напа. Влюбился, как часто бывает, в вино, поступил в Университет Дэвиса, стал фанатом пино нуар. Темой одной из его университетских работ была аналитическая оценка потенциала новых регионов для пино нуар. И вот что тогда вычислил Летт: 1) Южный остров Новой Зеландии; 2) граница Португалии и испанской Галисии; 3) долина Уилламетт в Орегоне. Два из его прогнозов уже оправдались: Орегон и Центральный Отаго стали «двумя дочерьми Бургундии с непохожими характерами, но хорошей наследственностью» (слова бургундского винодела Луи-Мишеля Лиже-Белэра). Галисия! — вот ещё неосвоенное направление для нас. Но вернёмся к Летту. Вопреки советам профессоров, получив диплом в 1965-м, он поехал в Уилламетт, поставил палатку и начал выращивать пино нуар. Винодельней Лета стала старая ферма, где выращивали индюшек. Поначалу они с женой работали вручную на гидравлическом прессе, а в какой-то момент даже пришлось продать учебники из колледжа, чтобы финансировать предприятие. Винодельню назвали Eyrie Vineyards («Орлиное гнездо»), в честь пары краснохвостых ястребов, которые вили гнездо на верхушке одной из пихт на его участке.

4.jpg

История почвы

12 миллионов лет назад запад Орегона бы дном океана. Позднее столкновения геологических плит вздыбили две горные цепи — Береговые хребты и Каскадные горы. Потоки лавы оседали поверх морских осадочных пород базальтом, а третьим слоем почв долины Уилламетт стали нанесенные ветрами лёссы. Горы формируют мироклимат виноградарской зоны. Береговые хребты задерживают основную массу осадков, пропуская прохладные ночные бризы, Каскадные горы отгораживают долину Уилламетт от жарких континентальных зон. 90% пино нуар, которым славится Орегон, выращивается именно в долине. Другие винодельческие зоны штата — Южный Орегон, Северный Орегон, куда распространяются вашингтонские AVA и заходящая на штат Айдахо Snake River AVA, — гораздо более жаркие и лучше подходят для бордоских, ронских и испанских сортов. Долина Уилламетт — огромный регион, шестой по размерам AVA в США, но большинство виноградников находятся на севере, так как южная часть — это сплошь плодородные низины, «вымытые» огромным наводнением в конце ледникового периода. Что касается предсказаний, то ещё Андрей Челищев писал: лучшие американские игристые будут производиться в Орегоне! Мэтр пришёл к такому заключению интуитивно, однако по профилю температур Макминвилл действительно ближе к Реймсу, чем к Бону. Средняя температура по году в Орегоне ниже, чем в Бургундии, осадков — больше (1117 мм против 712 мм на Кот-д’Оре), пино нуар здесь начинают собирать на пару недель позже. Однако обычно с июля и до конца сентября в Орегоне почти каждый день солнечный, что предопределяет фруктовую концентрацию и спелость местного пино. «Наши пино нуары всегда будут отличаться тонами свежих ягод, пряностью и нотами свежей, будто только вспаханной земли, в отличие от более прелых и переходящих в животные тона вин Бургундии», — говорит Джош Бергстрём (Bergstrom). Для Вероник Друэн орегонские пино нуары в первую очередь выделяются гладкой текстурой и шёлковыми танинами, которые создают «скелет», не перегружая вино, а наоборот, делая его максимально элегантным.

Стили по почвам

Один из главных факторов, определяющий характер вина в долине Уилламетт — почвы. На вулканических почвах стилистика пино нуара смещается в сторону красных ягод, осадочные породы дают более цветочные и парфюмированные вина, а почвы, богатые морскими отложениями, — более чувственные, с ароматикой в чёрной гамме.

_DSC8103-Edit+copy-1187341161-O.jpg

В поисках себя

К пониманию того, что Орегон никогда не станет Бургундией, но и в Бургундии не смогут делать вина в орегонском стиле, пришли не сразу. Пионеры штата — винодельни Eyrie, Erath, Adelsheim — в шестидесятых годах хотели создать предельно деликатные вина, разве только Дик Понци (Ponzi) не был столь очарован особенностями прохладного климата и особенно радовался спелым солнечным винтажам, способным показать всё богатство пино. В 70х новая волна виноделов взяла на вооружение идеи Понци с фокусом на глубину ароматики и вкуса, в 80е с первыми солидными инвестициями в Орегон направились новые французские бочки. Иногда доходило до крайностей: «Я пытался сделать вино настолько тельным и мускулистым, насколько это было возможно, — вспоминает зять Боба Паркера Майкл Этцель (Beaux Freres), — но когда понял, что в прохладные годы, как 1993, вина стареют намного более деликатно и благородно, то перестал насиловать виноград и перешёл на сторону максимального невмешательства». Если первые орегонские вина часто получались настолько плохими, что их создатели не решались писать на бутылке «пино нуар», то к 90-м годам в регионе накопились опыт и знания, которые помогли новичкам из Миннесоты Кену и Грейс Эвенстад (Domaine Serene) получить 90 баллов от WS уже за своё первое вино! За первые восемь лет, что с ними работал винодел Кей Райт, их винодельня стала одной из двух в Орегоне, которые получили от Паркера оценку «выдающееся хозяйство», однако настоящий расцвет начался с приходом Тони Риндерса, за десять лет своей работы с четой Эвенстад получивший наибольшее количество 90+ от WS, в том числе создав самый рейтинговый пино нуар Уилламетт в истории — Grace Vineyard 2008 (WS 97). По мере расширения своих владений на холмах Данди и Иолы, чета Эвенстад осознала открывшиеся перед ней возможности: ассамбляж вин с разных блоков, по -разному ведущих себя в зависимости от года, позволяет топовому вину хозяйства Evenstad Reserve сохранять свою стилистику и стабильно высокое качество из года в год. В прохладном 2010 году после тщательной селекции вин с восьми наиболее зрелых участков, Эрику Крамеру удалось создать тонкое и деликатное вино с бархатистой структурой — отличительной чертой Domaine Serene. WS не смог обойти достижение стороной и поставил вино на третье место своего Top-100 2013. Стив Лутц (Lenne Estate) любит говорить, что «правильный» пино нуар — это святой Грааль, который можно всю жизнь искать, но никогда не найти, поэтому сейчас в Орегоне можно встретить что угодно от субтильных рыжеватых вин до экземпляров, которые по цвету можно принять за шираз.

Орегонский пино нуар по стилю


■ Вино с большей фруктовой насыщенностью, чем в Бургундии, при этом ягоды не уваренные, а свежие.
■ Кислотноть выше, чем у калифорнийского пино нуар и почти на уровне Бургундии
■ Танинная структура и тело где-то посередине между ними.

Продукты

Долина Уилламетт привлекала первых переселенцев своим плодородием, поэтому фермерское сельское хозяйство чрезвычайно развито, а виноград стоит лишь на четвёртом месте среди культур. Кроме этого местные леса богаты дичью, а в реках и океане водится множество разнообразных рыб — от пикши до белого осетра.

ffefiddleheadferns.jpgSteamed Dungeness crab in garlic butter.jpg


Не слишком приятная черта орегонских вин — они дороговаты, особенно на фоне калифорнийских. В штате нет по-настоящему крупных хозяйств, которые могли бы организовать масштабное производство. По мнению Джоша Бергстрёма, «в сложный год крупные винодельни не могут сразу собрать весь урожай, а мы можем. При существующем уровне затрат на одну бутылку я трачу 37 долларов, а продаётся она за 65. Это наши главные вина, всё, что дешевле 30, служит только билетом в мир орегонских пино нуаров». Хотя можно найти и отличные вина стоимостью около 50 долларов. St. Innocent имеют репутацию относительно доступных, что отражает стиль Марка Влоссака: «Если в Бургундии я могу пойти на винодельню Robert Goffier и купить там бутылку моего любимого Bonnes-Mares за 50 долларов, то просить больше за свои вина мне кажется просто абсурдным».
10945795023_83055bc54d_o.jpg Alaska_wild_berries-1.jpgmeatballs-appetizer-1.jpg Smoked-Salmon-Front.jpg

Атака клонов

Орегонцы любят поговорить о клонах пино нуар. Первыми в штате появились холодолюбивые бургундский «Поммар» и швейцарский «Вейденсвиль». В 1990-х, когда в моду вошли более тельные вина с ароматами чёрных ягод и специй, Дэвид Адельсхайм привёз из Бургундии клоны серии «Дижон», лучше созревающие даже в прохладный год. Но в последние годы всё чаще выдаются жаркие урожаи, когда «Дижон» перезревает и скатывается в стилистику Калифорнии, так что вспомнили о «Поммаре». «Они требовательны к месту и в прохладные годы могут не вызревать, но вино, несмотря на кажущуюся лёгкость, получается мускулистым, а в букете превалируют красные ягоды (красная смородина, гранат, дикая вишня), что мне нравится, — говорит Майкл Этцель. — Наш топовый виноградник, с другой стороны, засажен «Дижоном». Это кюве — самое богатое и полное, а по стилю ориентировано на Кот-де-Нюи: чёрные ягоды, восточные специи, подлесок». Пол Дюран из Durant Vineyards не скрывает любви к высаженному в 1973 году винограднику Bishop: «Вино с лоз клона «Поммар» поначалу похоже на медлительного толстяка в средней школе. Но через десяток лет оно превращается в один из лучших пино нуаров, которые я когда-либо пробовал, как Мерил Стрип, про которую в молодости на одном из кастингов сказали, что «девушка Кинг-Конга не может быть страшнее самого Кинг-Конга, и посмотрите, как она прекрасна в свои 65».

turkey_HR_1000x1000.jpg

DRC по-орегонски

На Западном побережье США тяжело с водой. В долине Уилламетт, после того как с приходом калифорнийцев увеличилась площадь виноградников с искусственной ирригацией, было создано движение DRC - Deep Roots Coalition - сообщество противников полива на виноградниках.

Старость и радость

Старых лоз в долине Уилламетт мало — это результат нашествия филлоксеры в 90-х, которая продолжается до сих пор. Чтобы понять разницу между старыми и новыми виноградниками, стоит поискать вина от пионерских хозяйств. Луиза Понци (Ponzi) объясняет: «На восточных склонах верхний слой почв образован осадочными породами, поэтому вина с молодых лоз получаются в спектре чёрных ягод и пряностей, однако как только корневая система достигает базальтового слоя, профиль становится более острым и тонким, появляются тона розы, фиалки и белого перца». Когда Друэны, первая великая династия из Бургундии, открывшая проект за океаном, в конце 1980-х начали высаживать свои виноградники, им пришлось доказывать необходимость высокой плотности посадки и низкой урожайности. Их заветам в Орегоне теперь следуют все, соревнуясь, у кого урожайность меньше — одна гроздь на ветвь, семь гроздей на лозу или ? бутылки с лозы. Кен Райт, ещё работая на Panther Creek, увидел потенциал некоторых виноградников независимых фермеров. Он предложил им перейти с оплаты за тонну на оплату за гектар, при условии что они сократят урожайность. Этот подход сделал его кюве Shea одним из самых успешных (28 оценок WS 90+ с 2004 года).  
dave_1.jpg

У природы нет плохой погоды

Урожаи в Орегоне очень неоднородны, и, как здесь считают, глобальное изменение климата делает разницу между годами всё более резкой. Очень прохладными были 2005 и 2010 годы, когда были сделаны не по-новосветски деликатные вина с «низким» уровнем алкоголя в 13°. Животрепещущий вопрос для всех — собрать урожай в правильный момент, вылавировав между дождями. Хозяйство Evening Land консультирует бургундец Доминик Лафон, который велит собирать урожай раньше, чем соседи. «Многие боятся недостаточной зрелости и зелёных танинов, но по бургундским меркам ягоды в хорошем состоянии. Мы внимательно следим за ферментацией и выдержкой, чтобы не проявились жёсткие танины». Орегонцы посмеиваются над обосновавшимися в их краях виноделами из Калифорнии, которые пугаются первых маленьких дождей и первыми начинают собирать недозрелый виноград. «У нас никто не хочет быть первым, — говорит техасец Роллин Соулс, винодел Argyle и собственного проекта ROCO, — но в 2007 году я посмотрел на прогноз погоды и собрал почти всё. Как оказалось, я не прогадал». В тот год самые шустрые сделали самые тельные и щедрые вина. Но и те, кто переждал все пять ливней, как Джош Бергстрём, не жалуются: «После дождей виноград не был перезрелым. У нас получилось элегантное вино с лёгкой текстурой и ароматикой красных ягод. Прогадали те, кто собрал урожай посередине — нет ни тонкости, ни яркости, ни спелости».

_MG_7564.jpg

«Божоле» и «Эрмитаж»

В небольшом AVA Риббон-Ридж, защищённом горами со всех сторон, нашлось место для… гаме: он ведь тоже бургундец! По словам Дага Таннела (Brick House), Риббон очень похож на Божоле структурой и pH почв, а также температурой и уровнем осадков. Гаме набирает популярность в США, а в Орегоне из него делают лёгкие розе, вина с использованием карбонической мацерации и более серьёзные вина уровня божоле крю, причем способные к выдержке: скажем, в хозяйстве Amity любят удивить гостей гаме 1991, 1997 и 2002 годов, которые развили прекрасную третичную палитру из ароматов лепестков роз, трав и клюквы. Среди лучших специалистов по гаме называют Brick House, Evening Land, Amity, Methven, Chehalem и WillaKenzie. Ещё один популярный красный сорт — сира. Он широко распространён в жарких зонах на юге штата и на границе с Вашингтоном, но многие лучшие образцы происходят всё же из прохладных AVA долины Уилламетт. Роберт Бриттан (Brittan Vineyards), работая с сира в Макминвилле, старается добиться от нее «элегантности и долготы вкуса, а не просто яркой фруктовости». Тод Хамина из Biggio Hamina предпочитает североронский стиль: «Все привыкли считать, что для сира подходят самые жаркие регионы, но в этом случает виноград становится прямолинейным и теряет главную изюминку — остроту тонов белого перца. Чтобы эти тона сохранились, необходим более прохладный климат».

SokolBlosser6.jpg

Кружево для шардоне

В первые десятилетия орегонской истории шардоне занимал почти треть всех виноградников, но получить с ним такие же интересные результаты, как с пино нуар, ни у кого не получалось, и запал быстро угас. Как потом оказалось, причиной неудач был клон шардоне, завезённый из Калифорнии, не подходивший к прохладному климату долины. Когда в 90-х из карантина вышли бургундские клоны, пино нуар уже взошёл на винный Олимп, а новые опыты с шардоне показали, что в прохладные годы, когда виноделы не могут быстро продать пино нуар, финансовые издержки может компенсировать шардоне. От калифорнийского шардоне орегонский отличается звенящей кислотностью. «Свежее, с невысоким алкоголем вино с преобладанием цитрусовых нот, с минимальным влиянием дуба и тонкими нюансами тонов автолиза. Комплексное, но не пресыщенное», — так определяет стиль шардоне Уилламетт Тайсон Краули из Crowley Wines. Если в производстве пино нуар орегонцы уже не оглядываются на опыт французов, то с шардоне им ещё есть чему поучиться. Авторитет Вероник Друэн непререкаем: «Чтобы понять наши земли и терруар, нужно перестать пытаться рихтовать шардоне новым дубом», — любит повторять она. Орегонская формула — не больше 15– 30% нового дуба даже для топовых шардоне. Тренд последних лет — недубовое шардоне (или, как его часто называют американцы, naked или unwooded) сходит на нет. Винодел Джесс Лейндж (The Lange Estate), устав отвечать на вопрос «голое» ли его шардоне, придумал новое определение — «шардоне в тонком кружеве» (lingerie style) — по ассоциации с лёгким прикосновением дуба для кюве Three Hills, сделанного преимущественно в стали. Прохладный урожай 2011 года дал целую когорту замечательных вин: никаких тропических фруктов, персиков или джема, только свежесть, минеральность и несвойственная Новому Свету солоноватость. Ценовая планка топовых шардоне подбирается к сотне долларов за бутылку. Джош Бергстрём давно мечтал создать «лучшее белое вино США», конечно, из шардоне. В его Sigrid ($85) доминируют ноты цитрусовых и яблок «грэнни смит», которые до стажировки в Бургундии казались Джошу «недозрелыми ароматами» на фоне «правильных» тонов яблок «гольден». Среди лучших шардоне Орегона — вина от Ayoub, Domaine Serene, Brick House, DDO, Evening Land, Ponzi, Rex Hill, Roco.

aerial shot-1.jpg

Новые игроки В 1980-х Друэны были единственными бургундцами в Орегоне. И лишь четверть века спустя сюда пришли и другие влиятельные игроки из регионов. Louis Jadot, Jackson Family Wines, St. Michelle решили инвестировать в орегонские виноградники, причём тенденция, по мнению Дэвида Адельсхайма, продолжится: «Покупку земель Друэнами и вторым крупнейшим негоциантом Louis Jadot разделяют 26 лет, и пока не очень понятно, что они собираются здесь делать. Но бургундцы практически разорены четырьмя неудачными с точки зрения объёмов урожаями, поэтому у них не остается выхода». Дух взаимопомощи и обмена опытом силён как никогда.

4876809864_e3300a925e_o-1.jpg

Мохаммед Айюб, родившийся в Ливане (Ayoub), сажал первые виноградники с помощью Бергстрёмов, Мадайа Ревана (Alexana) нашёл правильный участок благодаря Линн Пеннер-Эш, Монте Питт (Patton Valley), как в старые добрые времена, три года безвозмездно проработал на Beaux Freres. «Я работал как раб, — любит он вспоминать, — но всё, что я знаю о вине, я узнал именно тогда». «Одна из наших главных задач — сделать так, чтобы у самых талантливых представителей нового поколения была та же мечта, что и у нас, — делать вино», — говорит Адельсхайм, пока не нашедший себе замену. Задача в самом деле непростая: часто дети виноделов, выросшие на виноградниках, не хотят продолжать дело отцов. Луиза Понци после школы оказалась перед серьёзным выбором: «В детстве мы не ездили на каникулы на Гавайи, мы работали. Один из виноградников я лично сажала вместе с моими братом и сестрой — нам тогда было 3, 5 и 7 лет». Трое племянников Боба Паркера решились остаться в мире вина только после поездки в Европу. Через полвека после основания винодельческой индустрии Орегон — это место, где без астрономических средств можно начать своё дело. Сегодня Орегон — настоящая Мекка для влюбленных в пино нуар.  


- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ