Новый Свет

Нагота по-американски Simple Calendar 2013

Нагота по-американски Simple Calendar 2013
Виноделие фотогенично — арт-проект Simple Calendar развивает эту идею уже седьмой год, приглашая восходящих звезд современной фотографии. До сих пор все они черпали вдохновение в великих винодельческих регионах Италии. В этом году арт-проект отправился покорять Новый Свет. Максим Каширин рассказывает всю правду о том, каково снимать обнаженную натуру в Калифорнии. Максим Каширин
    Калифорния — это потрясающе красивая страна. Яркие, сочные цвета, сказочные рельефы, туманы, а главное — фантастические вина. Местами она похожа на Бургундию, местами — на Шампань, местами — на Тоскану, это весь винный мир в миниатюре. Калифорния — один из самых интересных регионов Нового Света и уж точно самый проработанный, самый технологически продвинутый и самый богатый на культовые терруары и вина. Россия только начинает знакомство с ними, и мы делаем все возможное, чтобы это были лучшие образцы. Ridge Montebello — абсолютная классика каберне совиньона. На слепых дегустациях он не уступает первым гран крю Пойяка и зачастую побеждает их. Kistler — знаменитый создатель топовых калифорнийских шардоне, стоящих в одном ряду с гран крю Бургундии. Bonny Doon — хозяйство Рэндала Грэма, фантазийного, страстного винодела, продвинувшего идею ронских сор­тов в США. В этом году мы добились практически невозможного — бутиковые производители коллекционных вин Pahlmeyer и Diamond Creek появились в коллекции Simple… и мы решили впервые нарушить традицию и снять календарь не в Италии, а в Калифорнии. Мы хотели, чтобы календарь был максимально американским, поэтому стали искать известных фотохудожников, работающих либо в Нью-Йорке, либо в Лос-Анджелесе. Нью-Йорк — столица бизнеса и моды, ЛА — столица кино и тоже в какой-то степени глянца. Фотографы, которым удалось здесь закрепиться, — это уже люди с именем, у них высокая планка, они выдерживают жесточайшую конкуренцию. Так мы нашли Сильви Блум. Она немка по происхождению, но живет уже пятый год в ЛА, очень востребована и как фэшн-фотограф, и как независимый художник. Как и Стивен Лайон, с которым мы снимали календарь в Ломбардии и Трентино, Сильви начинала моделью, работала с легендарными фотографами — Хельмутом Ньютоном, Яном Саудеком. Сейчас она снимает для Vogue, Maxim, GQ, публикуется в серьезных фотожурналах и издает книги. Свой последний альбом Naked Beauty она мне подарила при нашей первой встрече, когда я приехал к ней домой в Голливуд. Там у нее и студия оборудована. Впервые мы действовали напрямую, без агентств, без посредников, и нам повезло. Сильви оказалась очень контактным, открытым, интересным человеком. Ей сразу понравилась идея, искра пробежала, и мы начали работать. У Сильви Блум высокопрофессиональная команда. Когда они поняли, что с нами не страшно иметь дело, что мы нормальные, они начали действовать проактивно, взяли на себя все вопросы организации, логистики, питания, обеспечения. Мы только оплачивали счета. Что хорошо — американцы клиентоориентированы на 100%, в Европе этого нет. Кто платит деньги — тот король. Все, что тебе надо, ты получаешь мгновенно и без усилий. В Италии я с утра до ночи организовывал транспорт, гостиницы, ужины, срывался и ехал за едой, водой, какими-то батарейками, деталями. Здесь со стороны съемочной группы все было идеально, я чувствовал себя как дорогой гость. В плане отношений мы не ошиблись, в выборе фотографа нас постигла удача, но это был самый-самый сложный календарь из всех, которые мне доводилось делать, потому что прекрасная страна Америка буквально повернута на почве sexual harassment. Я потратил огромное количество времени, объезжая наши хозяйства в Напе и Сономе, пытаясь убедить владельцев, что Simple Calendar — это арт, что к этому можно присоединиться. Я представить себе не мог, насколько Америка пуританская страна, фильм «Основной инстинкт» — это из области фантазий. На самом деле все очень строго, благочинно, застегнуто на все пуговицы. Снять обнаженную натуру в США сложнее, чем в Саудовской Аравии. Я очень благодарен Полу Дрейперу лично и всей команде Ridge Winery за то, что они взяли на себя риск, очень немалый по меркам американской культуры, и дали нам зеленый свет. Календарь был снят в двух хозяйствах: Ridge Montebello и Lytton Springs. Такого контроля, как в Америке, не было нигде. Нас заставили составить график съемки по минутам. Можно было снимать в помещениях только в те часы, когда там не велись работы, чтобы не дай бог не смутить какого-нибудь американского парня. Поначалу нам запретили снимать на винограднике, чтобы сборщики не подали на нас в суд за то, что «они увидели красивых женщин и теперь их социальная жизнь расстроена». В первый день мне пришлось лично объехать предполагаемые места съемок, чтобы убедиться, что мы никому не помешаем. Нам нужно было скрываться от всех глаз, чтобы создать этот уникальный календарь. К тому же американцы за работой настолько погружены в процесс, что не терпят никаких посторонних лиц на сборе урожая, в ферментационном цехе, в погребе. При этом туристов толпы, в Ridge Montebello сутки напролет приезжали какие-то посетители, смотровая площадка Lytton Springs была заполнена зеваками до отказа — это все подбавляло нам проблем. Америка очень публична, было сложно, но мы справились и с этим. Сильви работала как сумасшедшая, такому ритму можно только позавидовать, в этом смысле она ничем не отличалась от Стивена Лайона или Давида Бельмера, которые вставали в шесть утра и вкалывали, пока не закончится световой день. Но с Сильви было гораздо проще, комфортнее. Она легко шла на контакт, мы с ней подружились. Очень помогло то, что у нее были наработанные связи с моделями, потому что американские агентства часто отказывают в съемках своих моделей обнаженными. Есть только два варианта решения этой проблемы: либо ты снимаешь американских моделей за пределами США, либо привозишь иностранок. Ни то ни другое нам не подходило. Вэл, Эшли, Дженет и Энджела (единственная канадка) давно работают с Сильви. Моделям было очень комфортно, они хорошо знали друг друга, постоянно болтали, смеялись, и, мне кажется, это сыграло не последнюю роль в том, что они смогли раскрепоститься и создать потрясающие образы вместе с Сильви. Раньше у нас были смешанные интернациональные группы. Продюсер был из России, Стивен Лайон снимал полячек и чешек, Давид Бэльмер — итальянок, эстонок, француженок. У Сильви все было свое: модели, стилист, ассистент, водитель, продюсер — мощная американская команда. Я первый раз участвовал в календаре со всей семьей, с женой и сыном, который родился этим летом в Калифорнии. Жизнь все время преподносит сюрпризы, это был самый сложный в плане стереотипов, самый простой в смысле общения с командой, самый необычный и самый увлекательный календарь. Я надеюсь, что уникальное видение красоты Сильви Блум вам понравится. Сильви Блум
    Сильви, почему вы согласились участвовать в этой авантюре? С момента, когда Максим приехал ко мне в студию и рассказал об идее календаря, я поняла, что хочу это снимать. Вино — очень притягательная субстанция, это не продукт потребления, это взгляд на мир, целая философия. Кем и как эти вина сделаны? Почему они так безумно хороши? И потом, Максим дал мне полную свободу, а это очень заманчиво. Неужели Америка — такая пуританская страна? В США очень сложно с этим, обнаженное тело считается здесь чем-то дико неприличным, но это не имеет отношения к морали. Я живу здесь пятый год и не перестаю удивляться тому, как американцы боятся тела. Я выросла в Германии, немцы гораздо более правдивы. Мы смотрим американское кино, мы обожаем его, и мы думаем, что Америка — это так круто, весело, открыто. Но это не так. Для европейца обнаженное женское тело — это базовая составляющая искусства, для американца — это неразрешимая проблема. Обычно вы работаете почти без фона, b&w, в этот раз были пейзажи, чаны, бочки, шланги. Вам понравились какие-то объекты? Я люблю минимализм, чистое пространство. Но мне было очень интересно работать на природе, с естественным светом. В Калифорнии потрясающий свет, это настоящая магия. А потом, на винодельне есть очень фотогеничные объекты: сверкающие чаны со сложным рельефом стальных деталей, ряды бочек — все это очень красиво. Но все-таки я хотела, чтобы это было максимально просто. Ваше художественное кредо? Минимализм, непривязка ко времени, иконичность. У вас есть кумиры? Когда ты так плотно существуешь в мире фотографии, то очень сложно выбрать. Попробуйте сказать, какое у вас любимое вино. Столько безумно талантливых фотографов! Если выбирать только одно имя, пусть это будет Ричард Аведон. Для меня это один из самых важных, чистых и глубоких источников вдохновения. Конечно, Хельмут Ньютон — это великий мастер, он изменил взгляд на женское тело, на наготу. После него это уже не эротические картинки, а искусство. Женское тело — это красота как она есть, это чистые формы, они вне времени. Время всегда попадает в кадр, даже если ты его не замечаешь. 70-е, 80-е — их всегда легко определить. Чем больше ты ограничиваешь себя, тем дольше живет то, что ты делаешь. Вы возьмете какую-нибудь фотографию из Simple Calendar 2013 в свое портфолио? Конечно! У меня здесь три любимые фотографии. Ты работаешь, напряжение растет, что-то получается, что-то нет, и вдруг ты видишь, что все сошлось идеально, щелкаешь и думаешь: «О боже, да, вот оно!» Например, эта фотография, где Вэл, черная модель, стоит между двумя сверкающими стальными цилиндрами... что это, чаны для ферментации? Я не знаю. Одна из любимых фотографий. Как вы выбираете моделей? Если девушки знают меня и друг друга, они меньше нервничают, они расслабляются и получают удовольствие. При съемке обнаженного тела очень важно, чтобы были хорошие отношения, чтобы девушки чувствовали себя счастливыми, не думали, что они делают что-то предосудительное. Для меня главное качество модели — это умение быть естественной. Совершенного тела нет ни у кого. На фотографии виден прежде всего характер, а не тело. Женский взгляд на женское тело — это что-то особенное или у художника нет пола? Может быть, потому что я женщина, мне очень просто найти общий язык с моделями, расслабить их. Это больше похоже на дружбу, они относятся ко мне как к старшей сестре или маме. Но если я скажу, что не испытываю никаких чувств, кроме материнских, это было бы скучно. Моя сексуальность полностью включена, каждая фотография, которую я публикую от своего имени, — это часть меня, моей личности, это может быть чистая эстетика, а может быть провокация. Вам нравится что-нибудь из предыдущих календарей Simple? Больше всего мне нравится календарь-2008. Я не помню имени фотографа, но я восхищаюсь тем, как он трансформировал съемку в цельную историю (Владимир Фридкес. — Прим. ред.). Там еще есть потрясающий портрет Максима: он сидит между своей тенью и девушкой с завязанными глазами. Этот календарь — мой любимый. Мне нравится, как этот художник видит мир. Это потрясающая работа. В моем личном рейтинге на втором месте стоит календарь-2007. Там есть такое фото: девушка стоит в трогательной рубашке, она наполовину скрыта за свисающими гроздьями винограда, видны только ее ноги. Сильви, что вы пьете? Я пью только белое вино и шампанское. Bollinger — это личная история, мы открыли его с моим мужем, с этим шампанским связаны лучшие моменты моей жизни. Из белых вин я предпочитаю шардоне. Выпить вечерком бокальчик — это для меня совершенно нормально. Маслянистое, дубовое — о’кей, мне это нравится. Kistler чудесен, Cakebread прекрасен. Хотя должна признаться, что я выросла на немецких рислингах, легких, свежих, минеральных, пронзительных. В Америке нет ничего подобного, местные рислинги слишком тяжелые и сладкие. Приходится ездить иногда на родину, чтобы восполнить недостаток настоящего рислинга.

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ