Италия

10 горячих новостей из Пьемонта

10 горячих новостей из Пьемонта

    записал: Simplewinenews

Вся Италия гордится тем, сколь богата коллекция её автохтонных сортов, но только в Пьемонте значительное их количество из археологических артефактов превратилось во вполне коммерческую историю. А феномен главного пьемонтского автохтона неббиоло поистине уникален: сегодня он приобретает новую идентичность, не выходя за границы родного региона.

В последние годы имидж Пьемонта в представлении зарубежного знатока вин стал меняться в сторону значительного обогащения. Сначала мы узнали, что серьёзное неббиоло бывает не только в Бароло и Барбареско, а замечательная барбера не только в Ланге и Асти. Потом у дольчетто в статусе гастрономического must на каждый день появились конкуренты в виде как минимум фрейзы, которая, кстати, наравне с пелавергой может быть и игристой (и это чудесно). Оказалось, что бракетто д’акви — не единственное в своём роде развесёлое красное, и что гораздо более изящно этот маскарадный стиль раскрывает гриньолино. Да что там Бароло! Уже Гемме и Гаттинара слишком банальны в качестве «горя- чих тем». Не говоря о том, что даже они оказывают- ся слишком дороги в годину кризиса, когда все ищут чего-то нового, сенсационного и при этом бюджетного. Так вот Пьемонт — это действительно уникаль- ный с точки зрения автохтонного наследия регион,
с которого мы ещё долго будем снимать сливки. Новые звёздочки зажигаются в разных провинциях, так что их лучше выхватывать точечно отовсюду, как разбежавшиеся бусины. В этом сезоне страстный энтузиаст неизведанного Пьемонта, голландец, давно живущий в Италии, Пол Балке убедил нас наведать- ся в Лессону, Алессандрию, Тортону и Ниццу-Монферрато.

Неббиоло из Лессоны

Виноделы из невероятно обаятельного сообщества по возрождению былой славы Лессоны — люди очень вежливые, все из старинных династий, но всё же в разговоре им порой сложно избежать сравнения своей зоны с Бароло. «Наши неббиоло более элегантные, более тонкие», — начинает рассказ Пьетро Кащина (хозяйство Pietro Cassina). «Да только представьте! В нашей зоне бутилировать вина начали на 200 лет раньше, чем в Бароло», — пытается быть аргументированным Лука де Марки (Proprieta Sperino), заводной «движок» этой компании. Лука — сын владельца знаменитого тосканского хозяйства Isole e Olena Паоло де Марки — решительно переехал в Лес- сону в 1999 году.
Лессона — небольшая, но многообещающая часть «блока» из семи винодельческих коммун к востоку от городка Биелла по берегам реки Сессия (см. карту) — Коллине-Биелезе. По одной из неподтверждённых версий неббиоло родом отсюда. Плиний Старший (I в. до н. э.) называл виноград, который рос от Новары до гор, «спанис», а в Северном Пьемонте неббиоло и сегодня называют «спанна». Уже в XIV веке 300 га виноградников были занесены в кадастры. Бутилировать местные вина начали в XVI веке, потому что они высоко ценились и их экспортировали в Швейцарию и севернее. Старейшее из существующих по сей день хозяйств Лессоны принадлежит семье Массимо Клерико (Massimo Clerico): дом и погреб, где он и сегодня делает вино, как и его отец Сандрино, были построены в XVII веке, и уже тогда Клерико владели виноградниками Ca du' Leria, Gaja, Gorena и Putin (все вместе они занимают чуть больше 2 га). Самые старые лозы, высаженные дедом Массимо в 1920-х годах, растут на крю Ca du' Leria, и именно с них он делает топовое Lessona DOC. Clerico — одно из всего лишь трёх хозяйств, которые не переставали делать вино в течение всего XX века. Когда в 1976 году был введён DOC Lessona, в него изначально вошли виноградники Клерико, а также расположенный неподалёку San Sebastiano allo Zoppo, который принадлежит Tenute Sella.
К моменту объединения Италии зона Коллине-Биелезе была крупнейшим виноградником страны: 40 000 га — это больше, чем все пьемонтские виноградники сегодня! В Лессоне к концу XIX века насчитывалось 800 га, а к концу XX-го — лишь чуть больше трёх (!) гектаров находились в коммерческом пользовании. Что же произошло?

Вино и кашемир

Тутовые деревья вокруг дома Клерико такие же ста- ринные, как и виноградники. Шелкопряда в Лессо- не разводили всегда. В этой области особенно мяг- кая вода. Здесь делают известную минеральную во- ду Lauretana и пиво Menabrea (одна из лучших итальянских марок, и тоже благодаря воде). Расцвет производства шёлка, кашемира, шерсти также свя- зан с качеством воды. В XX веке провинция Биелла стала одним из основных центров текстильной промышленности в Италии. Именно здесь были основа- ны предприятия Ermenegildo Zegna, Cerruti, Barberis Canonico, здесь производили ткани для Max Mara и многих других марок. Вода влияет и на качество почвы. И то и другое здесь отличается крайне низким содержанием кальция и высокой кислотностью. Считается, что средний показатель кислотности почвы, пригодной для виноградарства — pH 6. В Лессоне — всего лишь pH 4–4,5. По словам Луки де Марки, низкий уровень кальция означает, что минералы в почве находятся в несвязанном виде и в итоге «всё это» оказывается в неббиоло, который получается особенно ароматичным («кальций в составе почв работает как магнит, удерживая на себе всё: магний, железо, алюминий. А если его нет, то минералы легко проникают в корни лозы»). Но из-за этой же пресловутой кислотности что ни посади в Лессоне, всё отличается крайне низкой урожайностью и скромным размером плодов: и виноград, и морковка, и помидоры. Поэтому ни морковку, ни помидоры, ни какие-либо другие сельхозкультуры здесь не выращивают. Кальций из почв вымывают дожди: в Лессоне за год выпадает до 1500 мм осадков (в Бароло — 600– 700 мм, в Монтальчино — 400–500). Почвы региона — по большей части песчаные, морского проис- хождения, с илом и гравием, лежащие на вулканическом туфе. Они обеспечивают великолепный дренаж. Сегодняшние виноделы знают, что низкая естественная урожайность — одно из условий высокого качества вина. Но их предшественникам после Первой и после Второй мировых войн приходилось выбирать: виноделие или текстильная промышленность. Выбор был не в пользу винограда. Как говорит де Марки, отрасль, которую создавали пятнадцать поколений, разрушили три. Но в конце XX века пришла новая эпоха. Тек- стильные гиганты начали переводить свои производственные мощности в Китай и Восточную Европу, да и та дорогая и качественная шерсть, которой славится Биелла, в наше время уже не так востребована. Заводы закрываются, люди остаются без работы, провинция стремительно теряет былую зажиточность. И тут вспомнили о виноделии. Нашли карты вино- градников XIX века, которые сегодня заросли лесом, и начали их восстанавливать.

Снег и бананы

Старинный дом и винодельня Sperino в Лессоне всегда принадлежали семье де Марки (Сперино — фамилия одной из ветвей династии). Но в начале XX века из дома все уехали. Как всё бросили — книги, мебель, посуду, зонтики, дагерротипы, на которых запечатлены бескрайние, до самого горизонта виноградники в Лессоне 1890-х, — так всё и лежало нетронутым, пока здесь не решил поселиться Лука де Марки. Зачем наследнику блестящего хозяйства Isole e Olena понадобилось сдувать вековую пыль со старых прессов и бочек? Он объясняет: «Для меня в Лессоне есть особая истинность и аутентичность. Здесь во всём чувствуется благородная история виноделия, которая прервалась из-за досадной несправедливости. Если бы не эти обстоятельства, в XX веке мы входили бы в узкий круг самых престижных винных регионов Европы». Кроме кислотности почв, де Марки много говорит об особом климате Лессоны. Виноградники лежат в среднем на 350–400-метровой высоте, но вся зона расположена очень близко к Альпам: ветра с Севера как бы «перепрыгивают» горы и не затрагивают Лессону. Здесь тепло и комфортно (во дворе у де Марки растут бананы), зимой редко бывает снег, хотя в получасе езды расположены горнолыжные курорты. Вегетативный цикл у лозы начинается на две недели раньше, чем в Южном Пьемонте, а урожай собирают обычно на две недели позже (со второй половины октября), лето нежаркое, так что у неббиоло есть лишний месяц на созревание: вина получаются предельно комплексными и сохраняют кислотность, не набирая лишнего алкоголя.

Барбера из Монферрато

Этот обширный регион не имеет чётких администра- тивных границ и частями принадлежит провинциям Алессандрия и Асти. Здесь делают вина множества непохожих аппелласьонов. Ядро зоны — область между реками По и Танаро. После филлоксеры неббиоло в Монферрато практически не стало, единственный DOC, специализирующийся на нём в этой зоне, — Albugnano. Главный сорт Монферрато — барбера: Barbera d’Asti DOCG, Barbera del Monferrato Superiore DOCG и Barbera del Monferrato DOC. Эти аппелласьоны почти совпадают в границах, и правила у них практически одинаковые (разве что для DOC разрешена чуть большая урожайность). Хотя сейчас по уставам для всех трёх положено минимум 85% барберы с возможными добавками фрейзы и гриньолино, однако, согласно традиции, Barbera d’Asti скорее всего окажется 100%-ной барберой, а Barbera del Monferrato с большей вероятностью будет ассамбляжем и почти наверняка будет сделано алессандрийцами (они не любят наименование Barbera d’Asti, хотя закон и разрешает им его использвать, — Асти и Алессандрия всегда соперничали между собой). Барберу д’Асти части сталкивают лбами с барберой д’Альбой из Ланге. Считается, что барбера из Асти более мягкая и фруктово-ягодная, тогда как в Альбе больше танинов и всяческих землистых и кожистых тонов. Но на практике может быть что угодно. Barbera del Monferrato может оказаться вином самого высокого уровня. Всё зависит от винодела.

Гриньолино, первая любовь

Другой фирменный сорт в Монферрато — гриньолино. Лучшим комплиментом виноделу будет признание, что его гриньолино чудесное, — его здесь горячо любят. Вряд ли кому придёт в голову назвать вино из гриньолино «серьёзным»: никакой медитации с ним не предполагается, только весёлое застолье. При этом сорт низкоурожайный и капризный, требовательный к почве, не выносящий избыточных осадков, так что значительные его площади в своё время заменили менее прихотливой барберой, из которой можно делать достаточно дорогие вина. Сейчас гриньолино снова занимает 600 гектаров. Вино из него, — очень светлое, рубиновое с рыжиной, часто скорее розовое, чем красное; корзинка кислых красных ягод с изрядной долей пикантностей вроде можжевельника, перца, спаржи, пряных трав, лаврушки. Больше всего гриньолино растёт в коммуне Казале, где про него говорят: «il più bianco dei rossi e il più rosso dei bianchi» — «самый белый из красных и самый красный из белых».

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ