Бизнес

Восток — дело винное

Восток — дело винное

Роман Ракуса — владелец бутиков «Винный салон» в Хабаровске и во Владивостоке. Назвать его «винным трендсеттером Дальнего Востока» не получается, не назвать тоже не выходит. SWN просто представляет читателям нового винного героя современного российского бизнеса.

По профессии я экономист. Винного образования у меня нет, учился сам на ходу, читал базовую литературу, Wine Advocate Паркера, SWN. Основная история, конечно, это поездки и посещение всего, что есть в мире. Я был на винодельнях в Европе, Америке, Австралии. Были отдельные путешествия в Бургундию, Бордо, Коньяк, Пьемонт, Напу, Соному, Орегон.

Вином я занимаюсь четыре года, и с ним всё получилось спонтанно: возникло предложение от ребят, которые давно занимались опто­вым алкогольным бизнесом. Они сами не местные, но хотели открыть бутик в Хабаровске и привлекли меня к этой идее как организатора. Закончилось тем, что я выкупил у них полностью долю и взял под контроль эту историю. После этого было открытие винотеки во Владивостоке, дальше внедрение всех винных вещей в ресторан. Теперь все новые проекты связаны с вином.

Сейчас пью бургундию, бургундию и только бургундию. Только пино нуары и только бургундию. Я прошёл всю историю, от самого начала, когда ты не пони­маешь ничего в вине и до того, когда ты уже всё попробовал. Помню, какой вкус у меня был четыре года назад, и в зависимости от того, какой человек ко мне приходит, я предлагаю именно то вино, которое подойдёт на его «стадии развития». Нельзя говорить, что он дилетант, просто пока такой этап, когда пьёшь, к примеру, базовые южноафриканские пинотажи и не поймёшь бордо с его насыщенным вкусом.

Основная история, которой я всегда руководствуюсь, — это уникальность предложения в наших магазинах и ресторанах. Мы ста­раемся выбирать ассортимент, который не представлен в регионе. Дать максимально широкий выбор — это раз, второе — предоставить максимально непохожие позиции. Придя в любой магазин города, вы получаете набор, который есть у местной оптовой компании, работающей в регионе. Мы принципиально не работаем с местными оптовыми компаниями — только напрямую с московскими контрактами.

В Хабаровске легче, поскольку винный сектор там не слишком развит. Была представлена только одна компания-импортёр — мы привезли вина ещё от 16. Во Владивостоке сложнее, но мы ищем, стараемся удивлять покупателя. Если переводить всё на цифры: бутики открываются и вкладывают по 3–5 миллионов в ассортимент — мы вкладываем по 20. Закупаем, морозим эти деньги, что не совсем экономически оправдано, но в этом и есть идея бутика: в любой момент у нас всегда есть то, о чём вы д­умаете: Италия, Австралия, Франция, Америка.

История винотеки не в том, чтобы сделать алкомагазин, собрать самые продаваемые позиции и заработать на этом деньги. Наша история — продвижение винной культуры в регионе. В нашем бутике у человека есть возможность развиваться независимо от толщины его кошелька. У нас очень хорошая связь между нашим рестораном и винотекой, которая ассоциируется напрямую с ним, и гости плавно из одного в другой перетекают.

Другой момент — эноматики. Мы предлагаем попробовать бесплатно вино перед покупкой. Мы меняем экспозиции, по десять бутылок ставим еженедельно. Это хороший инструмент продаж и опять-таки развития. Если человек приходит в магазин, чтобы купить то, что пьёт всегда, его сложно переубедить другой закупоренной бутылкой. А если мы предлагаем попробовать что-то новое, то помогаем ему переходить из одной категории вкуса в другую. Растёт культура, растут продажи, растёт винный бизнес.

Роман

Винотека в Хабаровске открылась 19 октября 2012 года по адресу: ул. Дзержинского, 28. Владивостокский «Винный салон» на Семёновской, 7 открыл свои двери чуть позже — в декабре 2013 года.


    

Когда мы в Хабаровске начали проводить винные клубы в ресторанах, собирать единомышленников, продажи пошли вверх. Мы вдохновились и поняли, что нужно двигаться дальше по региону. Ближайший город, где востребована эта культура и где она уже давно развивается, — Владивосток. Мы открылись там полтора года назад, сделали шикарный бутик с ещё более широким ассортиментом, и это выстрелило. Сейчас в планах Сахалин, а также открытие большого винного ресторана во Владивостоке.

Интерьер в Хабаровске домашний, потому что город небольшой, все любят что-то уютное, камерное. Всё сделано из нашего дальневосточного дерева, ясеня. Есть два столика, где можно посидеть, продегустировать, попробовать закуски — мы подаём хамоны, сыры, маленькие гастрономические нарезки. Когда открывали бутик во Владивостоке, уже серьёзнее подошли к дизайну — город более насыщенный, активный, ближе по концепции к Москве. Получилось действительно здорово: есть затемнённая, со свисающими с потолка сталактитами комната-грот, отделанная натуральными и искусственными камнями; в ней свой температурный режим, своя влажность, и там хранятся вина от 20–30 тысяч. Есть большая дегустационная зона, зона крепкого алкоголя и основная винная комната, которая выполнена местными мастерами, резчиками по дереву. Все вина выстроены, как книги в библиотеке, разложены по странам и регионам.

Конечно, бутик премиальный, с некоторыми гостями мы работаем индивидуально. Но открыты и работаем мы абсолютно для всех, и если смотреть, что приносит деньги, то это, конечно, массовый поток — люди, которые приходят, потому что им интересно.

Одно из направлений, по которому мы выбираем партнёров, — это возможность привезти к нам в регион виноделов, сомелье, других гостей. У нас прошли десятки презентаций, много мероприятий в самых разных форматах, на которые мы приглашаем 60–80 гостей со всего города. Важно регулярно проводить обучение для всех сотрудников винотек с представителями компаний-импортёров, сомелье. А если у них нет возможности прилететь, то мы устраиваем вебинары — семинары по Интернету. Скоро ждём в гости представителя итальянского хозяйства Masi: будет большой гастрономический ужин, и в Хабаровске, и во Владивостоке. Это мой любимый формат.

У нас есть закрытый винный клуб, по 10–15 человек в каждом из двух городов. Мы собираемся, выбираем интересную тему, дегустируе­м вслепую, рассказываем теорию, обсуждаем впечатления.

В Хабаровске, по сравнению с Владивостоком, конкуренция не такая сильная, но она есть и мы с ней боремся. Есть бутики премиаль­ного уровня, есть сети. Активно развивает сеть винных магазинов «Синергия». Свои истории разрабатывают региональные сети.

В регионах зачастую в магазинах просто стоит продавец, и единственное, что он знает, что есть красные вина и белые: «Вам какое? Кислое или сладкое?» И на этом всё заканчивается. У нас работают профессиональные кависты, которые учились в винных школах в Москве и Санкт-Петербурге, учились сами и очень грамотно консультируют. Они и на конкурсы ездят, и участ­вуют везде.

Большинство региональных алкогольных оптовиков работают с одним, максимум с двумя поставщиками. Мы этим не ограничены, и это наше преимущество. Если у тебя в портфеле представлен ассортимент 16 крупнейших российских импортёров и всё это есть в магазине, то это гораздо лучше, чем одна компания, какая бы великая она ни была. Мы работаем точечно и вкладываем деньги в то, чем гордимся, — в наш ассортимент. Поэтому, казалось бы, что невозможно конкурировать с оптовиками, но как показывает практика, если подойти к этому не только с точки зрения бизнеса и коммерции, но и с душой, с идеей продвижения вина, то это работает.

винотека

Россия ориентирована на Москву, поэтому миф о том, что на Дальнем Востоке Китай и Япония близко — бери и вези продукцию, не работает. Хотел бы всем читателям Центральной и Западной России сказать, что, к сожалению, выгоднее, как бы это глупо ни звучало, везти из Китая в Москву, а из Москвы уже к нам. Это касается всех товаров, не только вина. На Дальнем Востоке нет нужной инфраструктуры, нет акцизной таможни.

По поводу китайского виноделия: мы все понимаем, что они делают вино, которое будет выходить на рынок, будет его захватывать. Очень бы этого не хотелось, хотя все об этом твердят. И на вопрос, есть ли китайские вина, я пока отвечаю «нет», но чётко понимаю, что года через три отвечу «да». Единственное, что есть, — это крепкий алкоголь — виски, в котором японцы сейчас очень сильны. Но мы с контрабандой не работаем, это всё опять же через Москву.

У нас представлены очень достойные российские производители. Начали мы с компании «Ведерников». Когда к нам приезжаю­т французы, итальянцы со своими презентациями, я всегда их угощаю этой линейкой. Эти вина стоят своих денег, и мы ими гордимся, потому что не имея большого бюджета, можно поддерживать своего производителя. Я уважаю то, что делают эти люди, преодолевая всю нашу бюрократию. Красностоп — наш сорт, наша земля, наша история. И я бы не сказал, что он хуже каких-то французских сортов. Да, нужно дорабатывать, развивать, но мы для того и работаем, чтобы они производили, а мы учили людей и продавали. Представлена у нас и вся линейка «Лефкадии», «Фанагория», есть «Ренессанс» от «Раевского». У них, кстати, очень интересный пино нуар. Мы устраивали слепую дегустацию для к­лиентов, сравнивали с Францией. Как ни парадоксально, угадывали не всегда, хотя среди дегустаторов были и очень опытные люди.

Сейчас мы привезли вино Артура Саркисяна «Фантом». Провели закрытую дегустацию для vip-гостей, собрали 10–15 человек во Владивостоке и сравнивали разные его вариации. Сравнивали, что гостям больше подходит, кстати, практически все сочли, что ассамбляж с доминантой красностопа самый яркий. Вот факт: наш красностоп выигрывает, более сбалансированное и сочное вино получилось. Надеюсь, что российское виноделие будет развиваться дальше: Крым, Краснодарский край, Ростов.

В Хабаровске серьёзно вином не занимается никто, вообще никто, только мы. Если кто-то есть, пусть меня поправит или плюнет в лицо. Мы единственные, в ресторане у нас около 120 позиций в винной карте, и мы её постоянно обновляем. У нас работают профессиональные сомелье. Во Владивостоке всё намного серьёзнее, там профессия сомелье не в диковинку, и ресторанов хороших не пять и не десять.

Во Владивостоке сейчас делае­м проект с известным рестораном Zuma. Они обратились к нам с просьбой подобрать ассортимент вин премиальных позиций, которые мы бы могли продавать с тэгом «Винотека рекомендует», с комментариями, буклетами об этих винах. Это очень позитивный старт, ведь продвигая культуру вина, зарабатывает и ресторан, и винотека.

Сокровища винотек:
• Pétrus 2010
Château Latour 2002

Château Lafite Rothschild 1997
Château Margaux 1997

Château Mouton Rothschild 2007
Château Ausone 2007
Château Haut-Brion 1988
Masseto 2010
Angelo Gaja Sorí San Lorenzo 2005
Opus One 2010
Domaine de la Romanée-Conti Richebourg 2002
Domaine de la Romanée-Conti La Tâche 2010
Ornellaia 2004
Pingus 2006
Grange 2005
Линейка коньяков Hine почти всех винтажей начиная с 1976 года

Элитные, дорогие позиции в Хабаровске очень тяжело идут. У меня есть большой набор вин, которые лежат уже года три и до сих пор не продаются. Но люди растут. Раньше было 10 тысяч за бутылку дорого, сейчас уже 20 тысяч нормально. По Владивостоку ещё веселее ситуация. Мы оказались в более выигрышной позиции, поскольку у нас большой ассортимент, и когда случился скачок доллара, получилось, что позиции, которые у нас лежат в винотеке, стоя­т чуть ли не дешевле, чем за границей.

роман

CV
 Роман Ракуса, 32 года
 • Окончил Хабаровскую государственную академию экономики и права по специальности «Мировая экономика», прошёл годовую стажировку в Японии
  • Свободно владеет английским и японским языками
  • Шесть лет работал в банках «ВТБ» и «Газпромбанк», в дальнейшем возглавил гостиничный комплекс «Амур» и стал совладельцем одноимённого ресторан
  • Пять лет назад увлёкся вином и занялся открытием винотек на Дальнем Востоке


Кризис только-только до нас доходит, мы всё-таки восточнее находимся. Я думаю, что будет какое-то смещение рынка, п­оэтому мы и двигаем российские вина, ищем более демократичные позиции, режем свою маржу, ведём работу, чтобы сориентировать покупателей, что у нас есть вина попроще. Тем не менее отказываться от своего кредо «Есть всё и всегда» мы не собираемся, всё равно покупаем и элитные вина, заново формируем vip-комнату, в которой лежат супердорогие позиции. Чтобы всегда любое великое вино, не важно, Mouton, Lafite или Pétrus, было у нас в бутике и желательно не в единственном экземпляре.

Ниша, которую очень хотим заполнить, это винное образование. Да, мы делаем винные клубы, гастрономические вечера, но это не тот масштаб. Наша хрустальная мечта — создание винной школы и во Владивостоке, и в Хабаровске, чтобы на постоянной основе обучать студентов, будущих сомелье, кавистов. Интерес у людей есть, а предложений нет абсолютно. Чтобы учиться, надо ехать в Москву, а это долго и дорого. Если бы кто-нибудь, кроме нас, какой-нибудь крупный оптовик с большими ресурсами, мог бы реализовать идею винной школы, привозить преподавателей, мы были бы только рады и с удовольствием по мере сил приняли бы в этом участие. Это был бы серьёзный сдвиг в винной культуре для Дальнего Востока.

Я верю, что кризис пройдет, всё это временно, люди будут возвращаться к вину, и на Дальнем Востоке в том числе. Нужно инвестировать и в вино, и в винное образование, и в русское виноделие. За этим будущее.

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ