Винодел

Работа первопроходца

Американский Forbes назвал его «Стивом Джоббсом в виноделии». О том, чем привлекла Армения одного из самых прогрессивных виноделов современности, чьим талантом восхищались Роберт Мондави и Уоррен Виньярски, сам Пол Хоббс рассказал обозревателю SWN Игорю Сердюку.

Итак, Пол Хоббс — армянский винодел… Расскажите, где именно вы обосновались в Армении?

Так как в нашем распоряжении пока довольно ограниченные ресурсы, мы решили сконцентрировать усилия на Арени — одном из традиционных винных регионов. Купив участок в 18 га под засадку в основном международными сортами, мы также планируем получать автохтонные сорта от независимых виноградарей. Мы здесь, чтобы изучить регион и научиться работать в его условиях. Аборигенные сорта дают нам истинное ощущение0 истории региона, но что- бы получить признание на мировой арене, Армения должна показать миру вино из классического, обще- признанного сорта. Интересно посмотреть, как поведут себя здесь международные сорта. Мы привезли саженцы мальбека из Аргентины, каберне совиньона из США, очень качественные клоны шардоне. Да, особые клоны с нескольких лучших виноградников Франции и Соединенных Штатов. В этих местах никогда не было филлоксеры, и мы хотим здесь выращивать корне собственный виноград. Это рискованно, но мы попробуем. Ни в США, ни в Европе я не могу себе позволить подобной роскоши.

Находите ли вы сходство между терруарами Армении и других стран, где вы работали?

В первую очередь в голову приходит Аргентина, точнее долины Уко и Тупунгато в Мендосе. И тут и там виноградники разбиты на значительной высоте над уровнем моря, они похожи и по составу почвы. При чём здесь мы даже выше! Наш участок в Арени на- ходится на высоте 1450 метров над уровнем моря, а в Аргентине — 1250 метров. Видимо, поэтому здесь холоднее, особенно зимой. Но мы хотим установить здесь свою климатическую станцию и таким образом будем постоянно отслеживать температурный режим, влажность и направление ветра, находясь в любой точке планеты.

В Армении широко распространено укрывное виноградарство. Вы готовы пойти на это, если зимние температуры окажутся слишком низкими?

В этом случае у нас не будет другого выбора. Разница между зимней и летней температурами здесь больше, чем в какой бы то ни было винной области мира. Поживём-увидим, но морально мы к этому готовы. Экстремальные условия и непредвиденные сложности нас не пугают. В Аргентине мы работаем в об- ластях, которые раньше никогда не знали агрикультуры — это северный высокогорный район Кафайяте и пограничные районы Мендосы. Работа первопроходца всегда вдохновляет!

Не планируете ли вы придерживаться здесь однойной из популярных сегодня систем ведения хозяйства: органической или биодинамической?

Скорее всего, мы предпочтём природно-целесообразную схему sustainable viticulture, которая пересекается с органической моделью. Мы во многом разделяем и биодинамическую практику, но не делаем из неё фетиш. Она часто впечатляет, но иногда вообще лишена смысла.

Как судьба завела вас в Армению? Почему вы вообще здесь оказались?

Главное, что подтолкнуло меня к этому шагу, — история Армении, одной из старейших винодельческих областей мира. Меня заинтриговали история и культура самой страны. Конечно, сыграло роль о то, что мои деловые партнёры — армяне. Никакой другой — личной — связи с Арменией у меня не было. Но я люблю путешествовать! Не как турист, поймите меня правильно. Я люблю путешествовать по винным областям, которые словно бросают вызов мне как виноделу и обещают настоящее приключение. Армения из таких мест. Виноделию здесь долгое время не уделялось достаточного внимания, и теперь здесь нужны здесь люди, которые готовы помочь.

Но ведь 18 гектаров, с точки зрения экономики,не самый оправданный масштаб производства?

Это только начало. Мы можем легко удвоить площадь виноградника, а 36 гектаров — уже очень приличный объём работы. Кроме того, мы не преследуем исключительно экономических целей. Если бы я настолько задумывался об экономике, меня бы сейчас здесь не было. В мире немало мест, где можно провернуть лишний доллар. Много лет назад Уоррен Виньярски, тогда хозяин Stag’s Leap Wine Cellars и один из моих клиентов, подарил мне ковчежек, маленькую серебряную коробочку с двумя виноградными косточками. Вручая подарок, он сказал: «Вот семена винограда из Армении — родины виноградной лозы». Когда я познако- мился с Вахе Кеушгеряном, то подумал, что это знамение, и мне надо как минимум приехать посмотреть на Армению.

Когда вы приехали сюда в первый раз?

В 2008-м. Но мои родители приезжали сюда в 1974 году, когда Армения была частью СССР. Они мне рассказывали про Ереван, когда мне исполнился 21 год.

Отношение к вину перешло к вам от родителей?

Только не от матери! Моя мать — женщина строгих правил, она долгое время напрочь исключала употребление любых вин и спиртных напитков дома. Мой отец от этого очень страдал. Он всё старался придумать какой-нибудь хитрый способ, чтобы смягчить домашний сухой закон. Однажды, в 1969 году, он по совету друзей тайком принес домой бутылку Chateau d’Yquem 1962. Разлил её в бумажные стаканчики, как лимонад, и предложил нам попробовать. Всем очень понравилось. Отец предложил нам угадать, что это. Дальше версии об осветлённом сока из персиков или абрикосов мы не продвинулись и быстро сдались. И тогда отец с торжеством показал пустую бутылку. Это было первое вино в моей жизни! Но какой скандал тогда мама устроила! Впрочем, у неё была причина для столь жёсткого неприятия спиртного. Её брат в юности погиб в автокатастрофе. Причину установить так и не удалось, но после аварии врачи обнаружили в его крови алкоголь.

Как же тогда она допустила, чтобы вы стали виноделом?

Она хотела, чтобы я стал врачом. А я мечтал о профессии винодела и хотел поступить в калифорнийский университет Дэвиса. Готовился к поступлению конспиративно, к тому же в то время я ухаживал за моей будущей женой. Отец придумал спасительную комбинацию: он предложил нам провести медовый месяц в Калифорнии. Мать, не подозревая подвоха, отпустила нас. А когда я успешно поступил, отец признался ей, что из свадебного путешествия я возвращаться не собираюсь. Она очень переживала, была уверена, что я выбрал профессию, которая сломает мне жизнь. Думаю, что сейчас я её всё же разубедил.

Суровое у вас было воспитание…

Она хотела, чтобы я стал врачом. А я мечтал о профессии винодела и хотел поступить в калифорнийский университет Дэвиса. Готовился к поступлению конспиративно, к тому же в то время я ухаживал за моей будущей женой. Отец придумал спасительную комбинацию: он предложил нам провести медовый месяц в Калифорнии. Мать, не подозревая подвоха, отпустила нас. А когда я успешно поступил, отец признался ей, что из свадебного путешествия я возвращаться не собираюсь. Она очень переживала, была уверена, что я выбрал профессию, которая сломает мне жизнь. Думаю, что сейчас я её всё же разубедил.

- СV -

1953 Родился в семье фермеров в штате Нью-Йорк. Всего в семье 11 детей 1975-1977 Университет Дэвиса 1978 Robert Mondavi Winery 1981 Главный винодел Opus One. После нескольких урожаев вице- президент и главный винодел Simi winery (в настоящее время – в составе группы Constellation) 1989 Хозяйство Catenа в Аргентине 1991 Собственная винодельня в Калифорнии близ Севастополя 1999 Партнер в Vina Cobos, Аргентина 2004 Американсое «Ежеквартальное винное обозрение» (The Quarterly Review of Wines) называет Хоббса главным виноделом Калифорнии (“The Most important winemaker in California") 2005 Первая стобалльная оценка Паркера – за Paul Hobbs Cabernet Sauvignon Beckstoffer To Kalon Vineyard 2002 2010 Paul Hobbs Pinot Noir Russian River 2008 - №6 в Top 100 Wine Spectator

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ