Винодел

Брюно Клэр и ветряные мельницы Кот-д’Ора

Брюно Клэр и ветряные мельницы Кот-д’Ора

    записал: Василий Расков

Чрезвычайно скромный человек, стесняющийся камеры из-за своего сломанного носа, напичканный гигабайтами информации о Бургундии и её подпочвах, Брюно Клэр (1957 г. р.) делает без преувеличения величайшие шамбертены. Дом его находится в Марсанé, аппелласьоне, который был вызван к жизни из небытия семьей Клэр, спасён от уничтожения и к началу XXI века превратился в одного из лидеров Бургундии в сегменте цена/качество.

1. Ваш дед, лейтенант артиллерийских войск, влюбился в девушку, будучи на постое в Марсанé, женился на ней и получил в приданое 8 га виноградников в умирающем аппелласьоне возле Дижона, где в начале XX века было больше гамé, чем пино нуар. Каким образом Domaine Clair-Daü стал лидером Бургундии с 34 га в лучших гран и премье крю?

В 1930-х мир находился в состоянии глубокого экономического кризиса. Все обесценивалось, в том числе и лучшие виноградники Бургундии. Мой дед обладал стратегическим виденьем, он не раздумывая брал кредиты на покупку виноградников за пределами Марсанé, прежде всего, в Жевре-Шамбертене, Морé-Сен-Дени и Шамболь-Мюзиньи. В те времена большинство крестьян относились к кредитам более чем настороженно. Они не понимали, как можно тратить деньги, когда их нет. Дед был более подкованным и бесстрашным человеком, вот и всё. Второй экономический шок пришёлся на 1950-1960-е, и домен опять прирос славными виноградниками.

2. Правда ли, что раздел собственности между наследниками привёл в упадок не один домен в Бургундии, включая Domaine Clair-Daü? Как с этим бороться?

До самой своей смерти в 1971 году мой дед, Жозеф Клэр, был абсолютным и непререкаемым властителем домена. До 1980-го года всё было более или менее спокойно. Управление находилось в руках моего отца, Бернара Клэра, который с детства помогал деду на винограднике и в погребе и с особенным азартом занимался массальной селекцией. Благодаря ему наш домен послужил источником клонов пино нуар, которые сегодня используются по всей Бургундии. Но в 1980-м отца отстранили от управления, и его место заняла старшая сестра Ноэль. Ни она, ни её муж, управляющий станкостроительного завода, ничего в виноделии не смыслили, и всего через шесть лет домен пришёл в упадок. В 1986-м Ноэль продала Domaine Clair-Daü и свою часть виноградников негоцианту Louis Jadot. Мои родители, миноритарии, связанные с Domaine Clair-Daü только договором аренды, передали свою часть виноградников мне. Так и началась новейшая история Domaine Bruno Clair.

Бороться с этой системой невозможно. Семейные отношения отягощены избытком эмоций и нерациональным поведением. К тому же цена на землю в Бургундии стала баснословной, и очень велик соблазн для членов семьи взять свою долю виноградников и продать их на сторону. Налоговое законодательство тоже не способствует преемственности: легче продать виноградник, чем заплатить государству 40% от его стоимости. Единственное лекарство — создание акционерного общества, где миноритарии не могут принять решение о продаже своей доли кому-либо, кроме членов АО. Думаю, через 30 лет в Бургундии не останется чисто семейных доменов.

20150408-Bruno-Clair-4-SWN-0504.jpg

3. С чего вы начинали свой путь?

Обстановка в семье накалялась, и в 1979-м я решил основать собственный домен. Родители дали мне в аренду 1,7 га виноградника Dominode в Савиньи-ле-Бон, и гектар в Марсанé. В Марсанé я кое-что докупил, а также арендовал 2,5 га в AOC Fixin. Первые пять лет мне жутко не везло, в 1980-м холода и очень поздний сбор, в 1981-м морозы, в 1982-м жара и скороспелость, в 1983-м ботритис, в 1984-м град. Кредиторы отказывали, но семья помогала. И только в 1985-м я смог сделать выдающиеся вина. Я старался изо всех сил. Мое имя было пустым звуком, я должен был показать, чего я стою. Я купил заброшенный участок, расположенный над Bonnes Mares Grand Cru. Там вообще не было почвы, мне пришлось позаимствовать её у скалы при помощи динамита. Так родилось шардоне En La Rue de Vergy. Виноградник Veroilles прекратил своё существование после нашествия филлоксеры, я убедил его 12 владельцев продать или сдать мне в аренду землю и в 1980 году высадил лозы. Это был титанический труд, но я знал, что у этих терруаров огромный потенциал, и примерно через 35 лет это стало очевидно.

4. Ваша семья спасла Марсанé от уничтожения. Вы сегодня являетесь главой союза виноградарей Марсанé. Чем так примечательна эта коммуна?

Ещё ближе к Дижону раньше лежала деревня Шенов с 250 га виноградников, которые считались одними из лучших в Кот-де-Нюи. Их полностью поглотил город. С 1950-х моя семья борется против урбанизации Марсанé, доказывая, что это выдающийся терруар. О Марсанé сегодня больше говорят, чем о Фиксене. Мишель Беттан, Серена Сатклиф, Клайв Коутс, Алан Мидоуз — все в один голос говорят о том, что Марсанé самый прогрессирующий аппелласьон Бургундии. Характер вин зависит от конкретных клима, есть вина очень тонкие, минеральные, есть плотные, мускулистые. Сейчас мы готовы заявить о повышении статуса некоторых виноградников до премье крю.

5. Какие бургундские аппелласьоны, на ваш взгляд, предлагают сегодня лучшее соотношение цена/качество?

Марсанé, Монтели, Оксе-Дюрес, Савиньи-ле-Бон, Пернан-Вержелес, Сент-Обен.*

6. Можно ли сказать, что в Бургундии есть два стиля: традиционный и модернистский? Какие общие тенденции вы замечаете в последнее время?

Я бы не сказал, что модернизм — это стиль. Просто в 1990-х стало модно практиковать очень сильную экстракцию (длинная мацерация, частые пижажи). Я никогда этим влияниям не поддавался, и таких, как я, в Бургундии много. Я всегда считал, что пино нуар очень хрупкий сорт и нужно очень бережно проводить его через ферментацию, вместо того чтобы насильно делать из него атлета, акцентируя мощь и теряя элегантность. Эта мода, к счастью, проходит, виноделы возвращаются к более мягкой экстракции, стремясь к изяществу и тонкости, что, собственно, и является главной чертой Бургундии!

20150408-Bruno-Clair-4-SWN-0511.jpg

7. Есть ли какие-то аппелласьонные регламенты в Бургундии, которые, на ваш взгляд, давно устарели?

Между XI и XIV веками монахи-цистерцианцы с поражающей точностью очертили границы «крю» и «клима». Следующие пять столетий подтвердили их правоту. 

8. Les Cazetiers и Les Clos Saint-Jacques — два соседних премье крю Жевре-Шамбертена. Почему они такие разные?

Оба они расположены на белом мергеле, лежащем на Комблашьенском известняке. Эти почвы чрезвычайно бедны, и лоза должна черпать ресурсы в залежах известняка. Однако мой участок Cazetiers расположен на вершине склона, а ряды на Clos St-Jacques идут по всей длине склона снизу вверх. Эта небольшая разница в высоте и решает различие стилей. Cazetiers обычно менее кислотный, зато минеральность выражена сильнее. Он округляется лет через шесть, а Clos St-Jacques откры-вается только к десяти годам. При этом потенциал выдержки у них одинаковый, до 30 лет.

9. Две трети вашего участка на гран крю Clos de Bèze были высажены ещё в 1912 году. Можно ли сказать, что именно столетние лозы позволяют максимально точно и тонко выразить характер терруара?

Чем старше лозы, тем глубже их корни проникают в слои подпочв. У них более многообразный рацио-н минералов, что повышае-т комплексность вина. Кроме того, такая развитая корневая система делает лозы гораздо более устойчивыми, ни дождь, ни засуха им не страшны. Урожайность естественным образом сокращается, концентрация веществ в ягоде растёт. Однако должен заметить, что с 1912 года примерно 30–40% кустов погибла. Они своевременно заменялись новыми саженцами. И возраст этих заменённых лоз сегодня составляет от 10 до 70 лет. Это и есть жизнь виноградника.

10. Вино — это, прежде всего, удовольствие. Представьте, что вы решили открыть бутылку Clos de Bèze от Брюно Клэра, причём не для импортёра, не для критика, а для себя. Миллезим, ситуация, закуска?

Я бы выбрал Clos de Bèze 1991, и нет ничего лучше, чем выпить его с семьёй, с моей женой и детьми. Этот миллезим, недооцененный в молодости, наконец-то раскрылся во всём своём великолепии. Тонкий, комплексный, с очень нежными танинами. Я бы выбрал к нему пернатую дичь, например, куропатку. А для пущего удовольствия включил бы классическую музыку — Silentio Бетховена, а затем Ave Maria Шуберта. 

20150408-Domain-Bruno-Clair-4-SWN-9467.jpg

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ