Особое мнение

Вино и футбол по закону терпения

Вино и футбол по закону терпения

Блестящего российского футболиста, чемпиона и обладателя Кубка Англии, обладателя Кубка французской лиги, друзья знают ещё и как коллекционера и тонкого ценителя вин. Об этом увлечении накануне чемпионата мира по футболу в Бразилии советник президента ФК «Динамо» Алексей Смертин рассказал в интервью SWN.

Моя первая встреча с настоящим вином состоялось в 2000 году, когда, подписав контракт с футбольным клубом Бордо, я приехал знакомиться с командой. Знаете, когда в Бордо вы выходите из аэропорта, вы в первую очередь видите не цветочные клумбы, а картинно высаженные виноградные лозы, и сразу понимаете, куда попали.

В первый день после формальной встречи руководство клуба пригласило меня в ресторан. Когда мы зашли, на столиках уже стояли бутылки с водой и вином. Меня это насторожило. На ужин мы заказали мясо, и мне тут же предложили вино. Представьте, что должен чувствовать в такой ситуации российский спортсмен, воспитанный в суровых традициях и не представляющий себе футбольного матча без двухдневного «карантина»? А тут первое знакомство, и руководство сразу предлагает тебе бокал? Я, признаться, подумал, что это провокация, и вежливо отказался. То, что во Франции это абсолютно нормальное явление, я понял потом.

Франция с детства была для меня желанной страной. Это страна из моих первых любимых книг, страна мушкетёров Александра Дюма.

Я сразу оказался в Бордо — городе, расположенном между Гасконью, родиной д’Артаньяна, и Ла Роше-лью, местом мушкетёрских подвигов. Так что благодаря «Трём мушкетёрам» я был заранее влюблён во Францию и Бордо. Правда, первое время я никак не мог понять, где же здесь анжуйское вино. Когда я спросил об этом в винном магазине, мне в ответ состроили гримасу.

Конечно, я пробовал вино и до 2000 года, но эти опыты я бы не стал называть «знакомством с вином». Это было что-то случайное, «за компанию».

В Бордо мне действительно повезло: судьба свела меня с настоящим знатоком и ценителем вина, Эриком Бурденом. Он был ни больше ни меньше чемпионом Европы по дегустации среди любителей в парном разряде.

Эрик преподавал русский язык в местном лицее и помогал футбольному клубу Бордо переводить, когда предстоял матч на территории бывшего СССР. А в свободное время он посещал бордоский любительский клуб дегустаторов. На первых порах его ко мне и приставили опекуном. Я помню, мы познакомились накануне трёхдневных выходных, и он пригласил меня к себе на семейный праздник. И я, не зная французского языка, да и вообще никого и ничего не зная во Франции, попал в атмосферу настоящего французского застолья, с вином и всевозможной необычной едой. Вот тогда и состоялось мое настоящее знакомство с вином. И впечатление от этого знакомства было подобно мощному взрыву.

Но тогда мне вино просто понравилось. О том, насколько оно может быть интересным и деликатным, я узнал уже позже. Выражаясь современным языком, это был хороший стартап — начало познания не только вина, но и Франции через вино.

Вино — это часть культуры, и его нельзя оценивать обособленно.

Я стал ходить в рестораны и очень скоро понял, что невозможно «просто так», без вина, съесть хороший кусок мяса, тем более сочного, с кровью... И невозможно без вина поесть устриц... Я вырос на сибирских пельменях, но от природы был любопытен, поэтому к устрицам привык быстро.

bottles.jpg


bottle_text.png

Оказалось, что у Эрика русская жена родом из Барнаула, моего родного города, и что мы с ней когда-то были почти соседями, жили через парк друг от друга. А Эрик познакомился с ней, когда приехал в Москву на Олимпиаду 1980 года.

Эрик был моим винным учителем. Он рассказывал о сортах винограда, поясняя, какие оттенки аромата в каких винах я должен искать. И он же однажды сказал мне, что винный мир шире, чем только Бордо. Мы с ним друзья до сих пор. Когда он приезжает к нам в гости, то всегда берёт с собой какую-нибудь особенную бутылку, которую хочет для меня открыть (в прямом и переносном смысле), — а также базасскую говядину, которую покупает всегда в одном и том же месте, и лозу на дрова. Ведь лучше, чем на виноградной лозе, мясо не приготовить.

Во Франции есть традиция: накануне игры команда собирается в гостинице, ужинает, отдыхает и готовится к игре. И я заметил, что многие футболисты за этим ужином спокойно наливают себе по бокалу вина. Я вспомнил свой первый ужин с руководством, подумал и тоже налил бокал. Мне понравилось, и перед следующей игрой я повторил опыт. Так и втянулся! А однажды я приболел и играл на антибиотиках. С антибиотиками алкоголь не сочетается, поэтому за нашим традиционным ужином накануне игры я не пил. Так представьте, главный тренер заметил это и обеспокоенно спросил, почему я себе не наливаю! В Бордо невозможно избежать вина. Пьют все. Мы с моим знакомым банкиром за ланчем выпивали бутылку вина на двоих, после чего я отправлялся на сиесту, а он шёл работать — обычное дело!.. Вывод: всё, что в меру, полезно.

Сколько времени футболист проводит за столом во Франции и в России — это две большие разницы! Там не торопятся и не набивают желудок. Французские спортсмены люди более организованные. Им дают свободу и не зажимают. «Карантина» перед игрой там не бывает. В Англии футболисты вообще собираются за полтора часа до игры. Утром перед игрой ты можешь хоть гвозди есть и пивом запивать. Главное — как ты играешь эти 90 минут. Так что всё упирается в мотивацию. Я вам признаюсь, что пару раз пил вино даже в день игры. Только пару раз и только по одному бокалу, потому что, наверное, это всё же не очень правильно. Хотя никакой катастрофы после этого не случилось.

Президент футбольного клуба Бордо, Жан-Луи Трио — владелец нескольких винных шато, среди которых такие знаменитые замки Сен-Жюльена, как Chateau Saint-Pierre и Chateau Gloria. Когда мы выиграли Кубок французской лиги, он подарил нам по ящику своего Grand Cru.

Руководство клуба поощряло наши дегустации. В программу командных поездок часто входило посещение винных шато и обстоятельные вертикальные дегустации, в ходе которых мы иногда доходили до урожаев 1960-х годов.

Жан-Луи Трио однажды сказал, что любитель вина должен быть готов решать три проблемы: проблему цены, проблему хранения и проблему терпения. Вино можно хранить десятками лет, причём не обязательно, чтобы это было grand cru. И как важно уметь дождаться, пока оно будет готово.

В 2002 году, когда мы выиграли кубок Франции, Эрик открыл бутылку Chateau Lafite 1990 года, и... какое же нас постигло разочарование! Было понятно, что это очень хорошее вино, но оно было абсолютно закрыто. Пришлось на слово поверить Эрику, который сказал, что открыть эту бутылку мы поторопились примерно лет на десять.

С 2001 года я начал покупать примёры, и сейчас только в Бордо у меня больше 20 непочатых ящиков. Моя коллекция разделена на две части: одна хранится в Бордо, а вторая — в Москве.

Мой домашний погреб со стеллажами, рассчитанными на 1200 бутылок, пока заполнен всего лишь на треть.

Рислинг я полюбил из-за устриц — возвращаясь домой, постоянно проезжал мимо устричной фермы и покупал пару дюжин. Но сейчас я люблю рислинг и без устриц.

Со временем ко мне пришло понимание вина не как гастрономического сопровождения, а как самоценного эликсира. Это произошло уже позже, наверное, после того как я побывал в Сотерне и попробовал Chateau d’Yquem.

Когда я впервые попал на собрание бордоского клуба дегустаторов, долго не мог понять, чего они все тут умничают. Однако мне там понравилось, и я стал там бывать. В этом клубе 12 постоянных членов, и они собираются раз в месяц. Между ними распределены темы, и к каждому собранию кто-то готовит свой рассказ. Это было очень познавательно и увлекательно. В Москве мне не хватает такого клуба.

Я сам очень увлекающийся человек, и мне нравятся увлечённые, фанатичные, помешанные люди.

Таких людей в вине очень много. Заходишь в винный бутик, задаёшь пару вопросов, и тебе начинают рассказывать историю вина с такой страстью, как будто в этот самый момент они его дегустируют.

Я продолжаю открывать для себя вино. Вот некоторые из недавних открытий. Лангедок-Руссильон, и в первую очередь, вина из грена-ша. Вина долины Роны, и в первую очередь — сделанные из сира. Из нефранцузских вин я полюбил португальские сухие вина долин Дору и Алентежу. Сейчас присматриваюсь к Новому Свету. Совсем недавно попробовал калифорнийский зинфандель и уругвайский таннат. Очень мощно!

Красными винами я пока не напился, но теперь мне хочется тонких материй. Из Франции — бургундского пино нуар, из Италии — бароло и барбареско. Пока эти вина я недопонимаю. Тут ведь как с оперой. Вроде бы понимаешь, что это прекрасная музыка, но сам гораздо больше любишь Led Zeppelin, Pink Floyd и Deep Purple.

Моя жена Лариса открывает винный мир вместе со мной. Если на столе у нас рыба или мясо, там всегда появляется и бутылка вина.

Из наших футболистов вином увлекается Сергей Семак. Причём его увлечение началось раньше моего. То, что мы играли за разные клубы, не мешало нам вместе ходить в ресторан и что-то там пробовать. Иногда договаривались о встрече прямо перед игрой, в раздевалке. На поле бились с ним в кровь, а спустя два часа встречались за бокалом и обсуждали букет. Мы до сих пор время от времени обмениваемся с ним интересными образцами.

smertin.jpg

Кстати, я недавно был в Питере и попробовал там кубанские вина — «Лефкадию». Это вино мне неожиданно очень понравилось. Правда, ещё более неожиданно мне понравились дагестанские вина, которые я попробовал в Махачкале.

На чемпионате мира я, конечно, буду болеть за Россию. Если мы проводим параллели между футболом и вином, то можно сказать, что дегустация «Лефкадии» заставляет меня верить в успех нашей сборной. Если уж мы научились делать хорошее вино, то почему бы нам и в футболе не достичь достойного уровня... Если серьёзно, то в Бразилии у нас есть все шансы выйти из группы, а как там сложится дальше, никто сказать не сможет.

И, естественно, я переживаю за Францию. Но это судьба: если нельзя болеть за Россию, я болею за Францию.

- автор SWN -



                          

- ВЫШЛО ИЗ ПЕЧАТИ -

cover.jpg

- ВИНО НЕДЕЛИ -

Barolo, Aldo Conterno, 2005

ПОДРОБНЕЕ

НОВОСТИ